СКВОЗЬ ПЛАМЯ ВОЙНЫ
Источник: газета "Даймохк Ларбархо" ("Защитник Отечества"), №16 (59) ноябрь 1997 г.

Урусмартановец Руслан Тахаев - мастер спорта международного класса по тяжелой атлетике. Работая тренером, он подготовил многих молодых спортсменов. Пожалуй, он продолжал бы трудиться на этом поприще, если бы не политические события, захлестнувшие нашу республику в начале 90-х годов. Он, не колеблясь, примкнул к Вайнахской демократической партии. И когда в Грозном состоялся первый общенациональный съезд чеченского народа был избран его делегатом. Организаторы форума поручили спортсмену охрану съезда. Руслан организовал команду из молодых спортсменов и отлично нес свою вахту, охраняя съезд от возможных провокаций со стороны хулиганов и недоброжелателей. Тогда ему было 30 лет.

Его избрали членом исполкома ОКЧН. И после этого жизнь его резко изменилась, сойдя со спортивной дистанции и перейдя на нелегкую и опасную, зато благородную политическую стезю. Здесь требовалось демонстрировать не мускулы, где равных ему нашлось бы немного, а политическое умение бороться с идейными противниками. Правда, Руслану не хватало опыта, зато была политическая воля, подкрепленная верой в правоту того дела, за которое он боролся вместе с другими единомышленниками. Их тогда было немного, а те, которые имелись, выступали против коммунистического режима смело и решительно. Новые идеи независимости Чечни воодушевляли их.

На политическом горизонте появились давно забытые формы борьбы за власть: уличные демонстрации, шествия и митинги. Последние вскоре стали бессрочными, но с одной целью: долой существующий коммунистический режим, вся власть ОКЧН! Эта борьба началась в столице республики и быстро перекинулась в сельские местности. Так, как и в Грозном, население разделилось на сторонников и противников существующего режима,

Братья Арсемиковы, Р. Тахаев, А. Артаханов, С. Бапаев и многие другие объединились и повели борьбу за захват власти в Урус-Мартановском районе. В начале июня 1993 года, когда задумали провести референдум в республике, произошла схватка между противоборствующими группировками.

- Уважаемые в Урус-Мартане старики Салман Газуев и Муса Батуев и их товарищи разняли нас, - рассказывает Руслан. - Но мы своей борьбы не прекратили. Б. Гантемиров 31 августа 1994 года захватил здание райисполкома в Урус-Мартане, мы организовали митинг, требуя вывести его боевые формирования из селения. На следующий день произошла провокация на его окраине. Были жертвы. Во всем обвинили нас: А. Такаева, А. Артаханова, С. Балаева, Л. Арсемикова и меня, приговорили к смерти.

В этот конфликт вмешались мои родственники и его урегулировали мирным путем. И после этого еще дважды пытались меня убить.

А когда Россия начала военные действия в Чечне, он получил задание оказать помощь бойцам Сопротивления продуктами питания и вооружением.

- Задача была не из легких, - рассказывает Руслан. - В условиях почти подполья надо было собирать средства на закупку оружия, продовольствия, боевого снаряжения. Многие не шли на это в открытую. Немало было у нас и противников. И все же нам удалось оказать существенную помощь борющейся Чечне.

- Можете назвать конкретных лиц?

- Пожалуйста! Житель нашего села Бисолта Абубакаров дал для бойцов Сопротивления свою корову, овцу. А потом продал машину, а за вырученные деньги мы купили патроны, снаряды и другое вооружение, затем все это переправили по известным нам каналам нашим бойцам. Ваха Турпаханов купил патроны, бинокль ночного видения, который он потом подарил Шамилю Басаеву. У нас была специальная группа, которая занималась этой очень опасной работой. Мы их передавали группе "Джамаат" во главе с А. Абитаевым, погранбригаде Тауса Асхабова и многим другим.

Бойцы Сопротивления отступили в горы. Р. Тахаев занялся созданием там очагов опоры, он стал для них проводником, связным. Например, в Рошни-Чу дом Даяна Баснукаева стал своеобразным штабом Сил Сопротивления, где побывали Д. Дудаев, А. Масхадов, А. Закаев, X. Гелаев, Ш. Басаев и другие.

В 1995 году, когда военные действия в Чечне несколько поутихли, руководство Ичкерии решило усилить пропагандистскую работу среди населения. Для этой цели, кроме Президентского канала, создали еще телевидение с прозаическим названием "Свободная Ичкерия", руководство которым поручили Р. Тахаеву.

- Нас там было всего три человека, - вспоминает Руслан. - Муса из Алдов, Руслан из Урус-Мартана и я. У нас было компактное телеоборудование для выхода в эфир, и мы пользовались им оперативно. Помню, в сентябре 1995 года в Урус-Мартане организовали митинг по случаю Дня независимости ЧРИ, где присутствовали все полевые командиры. Мы засняли митинг и показали телезрителям.

- Вас не пытались арестовать?

- Старались и еще как! Нас пытались схватить, но каждый раз мы ускользали и продолжали делать свое дело. Вначале наша передающая установка находилась в центре Урус-Мартана, в 300 метрах от блок-поста российских войск. Затем курсировали по селам Гойское, Алхазурово и другим, - рассказал он.

- Вы готовили передачи, репортажи, выступления?

- И это было. Но основной упор делали на показ по телевидению съемочного материала, где показывалась героическая борьба чеченских бойцов Сопротивления и ополченцев против российских войск.

- Расскажите о наиболее запомнившихся эпизодах своей работы военным корреспондентом. Ведь делать съемки на войне под пулями, бомбами и снарядами противника - это не колхозные пейзажи снимать?

- Конечно, опасность подстерегала на каждом шагу, но мы привыкли к ним, и каждый раз смерть проходила мимо, хотя иногда жизнь висела на волоске.

Руслан Тахаев рассказал несколько случаев из своей жизни военного корреспондента. Кстати, он был одновременно и оператором, и корреспондентом, и даже сам монтировал свои пленки.

- Однажды наши бойцы захватили в плен российского офицера, - рассказал Руслан. - Он был спокоен. Оказывается, прямо с ходу попал к нам в плен. Наши ребята рассказывали, а я показал ему снятый видеоматериал о зверствах российских солдат на чеченской земле. Он был сильно расстроен и высказал пожелание участвовать в
войне против своих. Он принял мусульманство и действительно воевал с большим ожесточением против захватчиков. Я отснял этот материал и уверен, что офицер понял несправедливость войны со стороны России и воевал с глубокой ненавистью к тем, кто чинил зло среди безвинных мирных жителей ЧРИ.

В другом своем рассказе Руслан описал один странный случай, приключившийся с ним в Гехах.

- Я находился у своего друга Мусы Зелимханова в Гехах, - начал он. - Я вынужден был бежать и укрываться там от российских военных. Захватили с собой много отснятых видеокассет. Ночевал у него. 7 июля 1996 года рано утром слышу, как громко стучат по двери нашей комнаты, где мы спали вместе с Мусой. Испуганный голос хозяйки надрывался: "Скорее, скорее вставайте! На улице русские!" - говорила она. Мы быстро соскочили, Муса схватил наше оружие и выбежал с ним во двор. Я оделся. Слышно было, как солдаты стучат по воротам дома. Хозяйка открыла им. Солдаты вошли в комнаты. Зашли и ко мне. И в этот миг я заметил на столе смежной комнаты через открытые двери свои кассеты, лежавшие там на столе и покрытые сверху простыней. Холодная волна прошла по всему моему телу. Если бы их обнаружили, меня расстреляли бы на месте. Один из вошедших двух солдат потянул ко мне руку: "Ваш паспорт!" Конечно, я был из тех, кого они искали. Я сказал, что приехал к другу на своей машине и не взял с собой паспорт. "Тогда покажите паспорт машины", - предложил он. А этот документ был у меня в порядке, в это время вошел Муса и повел солдат во двор, к стоявшей там моей машине и показал им ее техпаспорт. Солдаты как будто успокоились. Правда, хозяйка бранилась с другими солдатами, не пуская
их в комнату своих взрослых дочерей, где они были заперты сердобольной мамой и громко плакали. Мать отстояла дочерей, солдаты не стали ломиться к ним. Муса сообщил мне, что оружие он спрятал в надежном месте. Но меня волновали теперь кассеты.

В подвале большого дома Мусы находилось много женщин, которые говорили, что бойцы Сопротивления ушли из Гехов. Мне стало обидно. Я подумал, значит они меня бросили, а сами спаслись. Однако, мои опасения оказались напрасными. Вскоре началась перестрелка между бойцами Сопротивления и солдатами. Те солдаты, которые делали обыск в домах, ушли и вступили в перестрелку с нашими бойцами. Но в любую минуту они могли вернуться и продолжить обыск. Надо было спасать кассеты и телеаппаратуру. Недалеко находился разрушенный дом, где можно было их спрятать. Но туда требовалось добираться через улицу, простреливаемую с обеих сторон. Как быть? Для меня не было новым очутиться в опасной военной обстановке, где на картy ставилась жизнь. И все же я на миг заколебался. Что делать? Как ни странно, решение мне подсказала дворовая собака. Я выглянул на опасную улицу и увидел, как собака ползла на животе, пробираясь к своему дому. Она визжала, наверное, боялась смерти, но продолжала ползти, останавливаясь и плотно прижимаясь животом к земле, когда усиливалась стрельба, снова двигаясь к родному дому, когда огонь затихал. Жаль, что не было тогда возможности заснять интересный эпизод. Собака вышла из опасной улицы невредимой. Я подождал удобного момента, перебежал эту же самую улицу и спас кассеты и телеаппаратуру, спрятав их в разрушенном доме.

Я присоединился к своим боевым товарищам, которые спрятались в кукурузе. Меня встретил там зам. начальника ДГБ Абубакар Хасаев.

Боевые действия продолжались. Было убито много солдат, но мы тоже понесли потери, погибли командир роты Алха Махаев и начальник штаба ДГБ республики полковник Хаваж Азимов. Были еще раненые, убитые.

Несколько дней сражались защитники Гехов против врага. Он четырежды штурмовал позиции бойцов Сопротивления, но каждый раз отступал с большими для себя потерями.

- По данным нашего командования, в Гехах было убито до 800 солдат и офицеров российской армии и подбито 47 единиц бронетехники, - рассказывает Р. Тахаев. - Я лично снимал на видеокассету горевшую бронетехнику врага. Было убито два генерала и один полковник. Танк, на котором сгорел генерал Черкаский, я сам снимал на пленку.

Руслан Тахаев снимал и другие бои: в Старом Ачхое, Янды, Гойское и т.д. В августовских боях в Грозном ему приходилось лезть чуть ли не в пекло военных действий, но выходил оттуда невредимым.

Бойцы Сопротивления подошли к Грозному со стороны Черноречья. Российские войска держали там оборону. Группа бойцов задумала обойти врага.

У них имелась горная пушка и 9 снарядов к ней. Группа проникла в тыл врага, выпустила по нему из-за укрытия два снаряда и быстро укрылась в безопасном месте.

Русские в ответ открыли ураганный огонь. Руслан из-за укрытия производил съемки. Выпустив много снарядов по месту, откуда произвели свои выстрели чеченцы, противник замолчал, видимо, решив, что подавил огневую точку чеченцев. Но не тут-то было! Бойцы перетащили пушку на старое место, сделали опять два выстрела и снова ушли из опасной зоны. Русские с новой силой ударили по не существующему противнику и израсходовали еще много снарядов. И таким путем бойцы Сопротивления измотали врага и заставили отступить. Захваченный в плен офицер сказал, что в том бою убили двух майоров российских войск.

Военный корреспондент Р. Тахаев заснял много ценного материала, который впоследствии использовал в своих передачах.

Запомнился Руслану Тахаеву такой эпизод. Он отснял в августе 1996 года материал, который надо было вынести из города. Вместе с еще одним бойцом, они пробирались пешком по Заводскому району. Ребята знали безопасный путь. Но меняющаяся военная обстановка требовала бдительности. Они шли по пустынным улицам поселка Кирова, вдруг их обстреляли с правой стороны. По ним бил миномет, находившийся на кургане. Они бросились налево, но неожиданно и с этой стороны затрещало автоматическое оружие. Бойцы сообразили, что попали в ловушку.

- Мы сразу поняли грозившую нам опасность, - рассказывал Р. Тахаев. - Быстро приняли решение: пробраться до протекающей недалеко от нас Сунжи, перейти ее и добраться до Алхан-Юрта. Как только мы подошли к ней, со стороны Ермоловки солдаты обстреляли нас. К счастью, вышли из воды невредимыми, но не сухими.

На пленках, отснятых Р. Тахаевым, запечатлены интервью с первым Президентом Чечни Д. Дудаевым, почти со всеми полевыми командирами Вооруженных Сил ЧРИ. Всего заснято им около 200 кассет. Это очень богатый и ценный видеоматериал для истории чеченского народа.

Р. Тахаеву после войны присвоили звание полковника, дали орден "Къоман турпал".

Теперь он трудится на сугубо мирном поприще - является тележурналистом, ведет по телевидению ЧРИ программу "Зов". Однако не забывает и о спорте.

- В декабре нынешнего года на Тайване пройдут международные соревнования ветеранов-тяжелоатлетов, - говорит он. - Буду участвовать в них. Готовлюсь к ним и надеюсь на успех.

Пожелаем и мы ему удачи.

У. НИНАЕВ.
На снимке: Р. Тахаев.