НЕДЕЛЯ НА РОДИНЕ!

Июнь 5, 2017

Bildergebnis für чеченская республика больницы

Я летела в Европу из дома, после краткой побывки на родине! Увидев в толпе бредущих на посадку знакомую женщину, я страшно обрадовалась: я трусиха, и очень тяжело переношу полет, а так, хоть какая- то поддержка! Мою знакомую зовут  Сильжан, она, как и я, уже давно в Европе, сближает нас не только это, но и то, что мы ровесницы, и даже учились в одной школе, правда в разных классах. После школы все разлетелись, я с ней лет двадцать не виделась и вот только в Европе встретились! Мы живем обе в Германии, неподалеку друг от друга-судьба наверное!

У Сильжан, пятеро детей, и сама она тоже из многодетной семьи! Я хорошо знаю ее родителей, братьев, сестер, да и ее семью, мы частенько ходим к друг другу в гости!

Сильжан уже не отличишь от европейки, и одежда и манера поведения, да и сама, белокурая, не отличить о немки!

 Мы подшучиваем друг над дружкой, делимся новостями, пока идет посадка.

Вот и салон, поменявшись местами, мы удобно устраиваемся рядышком справа по борту самолета! Узнав, что ее встречает муж, я посылаю смс своему, чтоб не беспокоился, меня привезут! Сильжан настояла на этом, аргумент был убедительный-ее муж моложе!

С самого начала я заметила, что Сильжан без настроения, как это по чеченски скажут,-цхьа дог цадохуш.. Я не стала лезть в душу, лететь долго, потом расспрошу, или сама расскажет!

 За время полета, мы успели и поспать чуть- чуть, и наговориться!

Однако, чем ближе мы подлетали к Дюсселдорфу, тем печальней становилась моя подруга, временами, она отворачивалась к окну, у нее начинали подрагивать губы, а на глаза наворачивались слезы.. Я не утерпела, попыталась разговорить ее, но она отмахнулась, стараясь улыбнуться, но я видела, что это улыбка сквозь слезы!

 Самолет наконец приземлился, шумно пробежав по взлетной полосе, зарулил к белоснежному приземистому зданию аэропорта!

Сильжан, как- то, непривычно даже, для самой себя, засуетилась, и как -то  начала рваться к выходу.. Я улыбнулась, попробовала подшутить над ней: - да увидишь его скоро, увидишь! Она обернулась ко мне! Увидев ее лицо, я пожалела, что пошутила..: лицо у нее было бледным, губы кривились и дрожали, как у человека который вот- вот зарыдает.. Говорить, о чем либо, не было возможности, уткнувшись друг- другу в спину, шли к выходу люди. Пробравшись в зал, мы увидели встречавших, рядом с мужем  Сильжан- Шамханом, стояли ее две  взрослые дочери-Шумист и Дина. Девочки бросились к матери, Сильжан, обняла их и зарыдала! Все растерялись, никто ничего не понял! Я видела эту «подготовку», но не ожидала, что она выльется в такой плач..!Шамхан, растеряно переводил взгляд с плачущей жены на меня, в его глазах я читала немой вопрос, но не могла  ничего пояснить, только пожимала плечами! –Хьей, ахьхьу до, нах макъардбе, старался он урезонить жену, нервно перекладывая брелок с ключами от машины из одной руки в другую! –Снова и снова, задавал вопрос Сильжан,-Хьей, мет еол, кхи хьумам цахилла!? Девочки, вмиг разревелись, увидев, что мать в таком состоянии! Окружающие начали обращать на нас внимание, подошли секъюрите, поинтересовались, что происходит!? –Сильжан, сквозь слезы, снова и снова повторяла, - Нана ял вай, мадекъаз нах хилакхвай! Нана яла сайижри…  С трудом добравшись до машины, уже ни о чем ее не спрашивая, мы поехали домой, я не могла оставить ее в таком состоянии, позвонив домашним, я поехала к Сильжан! Уже дома, выпив всевозможные успокоительные и придя в себя, Сильжан поведала, о том, что произошло дома. 

Всякий раз, когда я вспоминаю ее рассказ, я вздрагиваю.. этот шок, остался в моей памяти на всю жизнь!

Они с мужем и детьми, их у них пятеро, переехали сюда сразу после первой войны, когда стало очевидно, что Второй не избежать.

 Время летит незаметно, вот уже пятнадцать лет прошло, а кажется, что совсем недавно. Тянет на родину: там прошла вся жизнь, там родные и близкие, там ты- дома…! Они стараются почаще бывать дома, хоть это и накладывает определенные трудности-все-так работа, дети, то муж съездит, то она, а то всей семьей! На это раз, Сильжан полетела в Грозный,  из-за сообщения, что старшая сестра заболела, и ей нужна срочная операция!

Дома, на скорую руку, перецеловав и переобнимав родных, раздарив маленькие подарки, она, вызвав такси помчалась в больницу, где лежала Лейла-ее сестра!  Домашние сказали ей, что за Лейлой нужен уход, хотя бы первую неделю после операции, чтоб за ней приглядывать!  Операция уже назначена на завтра! Сильжан, взяла все это на себя, успокоив мать, - я поеду  к ней и буду за ней смотреть!

Больница, к которой подъехала Сильжан - чисто внешне, являла собой симпатичный вид, новое выстроенное здание, покрашено все в белый цвет, красивые, большие пластиковые окна, перед больницей клумбы, посажены цветы. Чистота и порядок, и конечно, как и по всему Городу-метут: клубы пыли, хоть и поливают водой, но все равно, все пылится, пыль летит наверх, в открытые окна и форточки больницы.., но женщины все равное метут и метут перед больницей! Первое, что бросается в глаза, когда ты подъезжаешь к больнице, на стенах портреты, как в Советские времена- посредине Ленин и по бокам Маркс и Энгельс, а тут, посередине Рамзан, а с двух сторон Путин и Ахмад - хаджи! И все это светится!

Внутри больницы, все чистенько, вроде бы убрано, вид, можно сказать презентабельный, спросила в регистратуре, где лежит ее сестра, узнала какая палата, поднялась на третий этаж и пошла по коридору,  двери в палаты открыты-жарко, и конечно, Сильжан шла по коридору и удивлялась: в палате стоят семь кроватей! Комнаты, в принципе, не маленькие, достаточно большие, но плотно стоят эти семь кроватей, около каждой стоит тумбочка! Первое, что бросилось в глаза, это разноперстое, цветное белье, естественно на свой вкус:   матрацы, одеяло, подушки, простыни-все принесено каждым больным из дому…(как потом ей рассказали..) Больница тебе представляет только койку! И за койку ты платишь пятнадцать тысяч рублей, за операцию сорок тысяч рублей, и плюс, ты полностью, должен принести с собой все: начиная с чайника, кончая посудой, и, естественно, туда входят все твои лекарства которыми тебя должны лечить: все медикаменты, вплоть до спирта для дезинфекции места укола, ватки, шприцов, бинта, пластыря всего и не упомнишь, но каждая мелочь, которую ты не учел, на месте стоит астрономические цены!

 Кровать Лейлы стояла у окна, сестра обнявшись расплакались, оправдываясь за свои слезы, Лейла сказала сконфужено улыбаясь: дегнишь дисна1 дац!  У сестры было все как и у всех в палате: домашнее постельное белье, под кроватью стояла большая сумка, в которой находилась куча медикаментов: шприцы, системы переливания крови, это все, оказывается, она принесла с собой, и там же,  у нее физ-растворы и не физ-растворы, куча бутылок, короче: огромная спортивная сумка забитая до отказа всеми этими медицинскими препаратами!

Сильжан, оглушенная увиденным, стараясь удержаться от сравнений, растеряно переводила свой взгляд с сестринской сумки, на сумки под соседними кроватями! Все это шокировало, она не удержавшись, наклонилась к Лейле: это все тебе выписывают здесь в больнице и тебе отдают, или… -Нееет, какой там, -устало сморщилась Лейла, - мне вручил список, мой лечащий врач, прежде чем я легла, я купила все это в специальном ларьке при больнице! Такие ларьки, по два-три, находятся здесь при каждой больнице!

 И она начала объяснять Сильжан: что ее будут оперировать в одиннадцать часов, что сейчас ей, наша тетя, мамина сестра, должна подвезти матрас и четыре простыни! И плюс, я должна отдать сейчас, отдельно, сорок тысяч рублей, за операцию!  Все, что нужно для хирургии, должна подвезти другая сестра!

Сильжан возмущенно думает про себя, как можно, в хирургию, в операционный зал заносить, свой матрац, свое постельное белье и плюс систему, несистему, шприцы, бинты, спирт, марлю и все, все, все!? Не выдержав, она делится с сестрой, -но это же нермально: как это можно в операционную заносить свое: а как же гигиена, это же все должно быть стерильно!? Лейла, бросает взгляд на соседнюю койку, и тихо просит: помолчи пожалуйста, молчи такие вещи всух здесь нельзя говорить! Нельзя! Сейчас донесут, и беды не оберешься! Здесь знаешь сколько доносчиков!? Она устало закрывает глаза, на бледном лбу выступают бисеринки пота! Сильжан замолчала, и молча вытерла пот со лба Лейлы!

 В половине одиннадцатого, подъехали тетя Хазман и старшая, сестра Сильжан, они привезли  все, для реанимации после операции. Лейлу должны, после операции перевезти в реанимационный блок, и вот, чтобы, ее могли занести в реанимацию, они привезла четыре простыни и матрац, кучу всяких медикаментов, и деньги! Через минут десять, к одиннадцати часам, в палате раздался хор голосов больных, все желают ей благополучного завершения операции, успокаивают ее,- операция не из легких!

Операция должна быть на первом этаже, моя сестра находится на четвертом этаже! Она, в халате и тапочках, немножечко наклоняясь на левый бок, тихонечко идет, опираясь на руку сопровождающей ее Сильжан! Сильжан тихо спрашивает ее, Лиля, а где медсестра?! Лейла все понимает, и с грустной улыбкой  говорит, - ты со мной иди, медсестры нет, это особая плата.. А лифт?! –спрашивает Сильжан,- какой лифт, -ты о чем говоришь, какой лифт?!-Лейла с жалостью смотрит на свою сестру, она вся дрожит, ей очень трудно идти.. Подошла Хазман, она привезла матрац, у нее в руках большой пакет, увидев ее с этим матрацом и пакетом, со всеми принадлежностями Сильжан немеет!  Для нее это шок, она ничего не может понять, ее мозг отказывается это понимать..:  У них же есть страховка, они же платят за страховку!  Выходит медсестра! -Магомадова, я тебя буду сопровождать, твоя сестра, конечно, может спустится до двери, но сопровождать тебя буду я, ты все медикаменты нужные для операции взяла?!  - Да, - тихо стонет Лейла, простыни взяла? –да! матрац?- тоже взяла! Систему взяла? –Да! Бинты, спирт!? -Да, все взяла- тихо шепчет моя сестра! Сильжан стоит сзади нее как оглушенная, и тут, рядом, с правой стороны дверь, выходит еще не старая женщина, ну, можно сказать, лет пятидесяти, на ней белый халат, выше округлого колена, на голове белый колпак,  у нее коротко постриженный кучерявый волос,  в полном макияже, как будто собралась в большой театр Нурадилова, ярко- красная помада на губах, на высоких каблуках, черные колготки… Первое, что пришло в голову Сильжан, взглянув на нее, что она какая- то медсестра. Лейла с ней здоровается.- Де дик дойлахьанЛайла! Та, не оглянувшись, ответила-Даллезийл! И пошла по коридору, тук туктук, своими каблуками, идет впереди! А тут на площадке стоит тетя, которая привезла матрац и большой пакет, и спрашивает,-мне куда идти?! Врач спрашивает сестру Сильжан, вы родственница Магомадовой?! –Да отвечает моя сестра.  –Так спускайтесь за мной! И такой у нее строгий командирский тон, Сильжан тихо спрашивает, Лиля, это кто?! Сестра отвечает, - не шуми, не шуми, это хирург, она меня будет оперировать! Тут у Сильжан отвисает челюсть, от ужаса, она не может даже ничего сказать и единственно, что удается ей это пожелать своей сестре! -Лиля, дай Аллах тебе здоровья, да убережет ОН тебя от тысячи бед!! Медсестра забирает у Сильжан Лейлу, и все они вместе идут вниз по ступеням, первой идет хирург, за ней тетя  Хазман с матрацом и большим пакетом, простынями и медикаментами, за ними моя сестра, которую собираются оперировать, со старшей медсестрой, а Сильжан остается стоять на площадке, и молча наблюдает весь этот ужас! Вдруг, впереди идущий хирург останавливается, и повернув голову наверх, кричит моей сестре,-Магомадова, а вы нитки взяли с собой?!  Сестра, идущая на операцию, в ужасе говорит, вааДеел про какие нитки вы говорите?! –Хирург оскорбилась,-как про какие нитки, про те нитки которыми я буду тебя зашивать,  ты купила нитки? Сестра ей отвечает, ой, я не купила, не купила, и обернувшись, спрашивает у тети с матрацом, Хазман-неца, ты не купила эти нитки?! А та отвечает им, о чем вы говорите,  вы же говорили, что в те сорок тысяч, входят и нитки! А за что мы вам тогда платим эти сорок тысяч рублей кричит басом тетя Сильжан!

 -Лиля умоляюще  шепчет своей тете,- Неца, не говори так, не говори..! Хирург, поворачивается и кричит,- нет, нитки, в сорок тысяч не входят, это отдельная сумма! Разберитесь с этими нитками, а ты Магамадова иди за мной в операционную! Тут вмешивается старшая медсестра, и говорит, ой, -Да что вы так расстерялись с этими нитками, у меня есть эти нитки, лежат в моей комнате, заплатите мне четыре тысячи рублей, и я принесу их, - нет никаких проблем! Я сию секунду принесу их! Сестра Сильжан с удивлением смотрит на нее! - Как четыре тысячи, ты же мне сказала две тысячи в аптеке?! Да, но это в аптеке, а  хирургу они сейчас нужны, вам же надо спуститься на первый этаж, пойти в аптеку, купить там их? Не проще ли, дать мне четыре тысячи и я мигом принесу их?! Лиля поворачивается к ней, - хорошо, хорошо, говорит она,- мы возьмем у тебя, умоляюще оборачивается ко мне, -Сбегай пожалуйста, возьми в кошельке четыре тысячи отдай ей!  Медсестра оборачивается  за пол минуты, и еще издалека кричит,- Магомадова, а ты шесть простыней взяла? Моя сестра, вытаращила на нее глаза, как шесть, вы же мне написали четыре простыни! Нет, обрезала ее медсестра, я сказала две в хирургию и четыре в реанимацию! Лейла устало прислоняется к стенке, Сильжан кажется, что она вот-  вот упадет, - О Аллах, нет их сейчас у нас, говорит она себе под ноги, я приготовила, четыре, простерилизовала, прогладила! Ну, у меня тоже нет, сказала медсестра, сбегайте вниз, в ларек, только не в левый, а в тот, что справа, это наш ларек, купите там две простыни и быстренько принесите их в хирургическую! И с этими словами они продолжили шествие вниз! Подошли к хирургической, открывается дверь, хирург заходит туда, следом зашла Лейла, с матрацами и с пакетами зашла Хазман, Сильжан в полной прострации осталась стоять перед дверью! Мимо пробегажала галопом, сестра командированная за простынями, и через несколько минут, нестиранные, не стерилизованные простыни, в своей фабричной упаковке, доставляются и передаются в хирургию! Двери закрываются, О Аллах, спаси мою сестру!!! Слез нет,  слов тоже, чувств никаких—вообще ничего нет… есть мертвый отец, его живой сын, и московский дух умертвивший целый народ!

 Прошло долгих три часа, устав стоять перед дверью, Сильжан поднялась наверх чтобы чуть отдохнуть. Вскоре снизу раздался крик медсестры, оповещавший об окончании операции! Вывели нашу Лейлу! Нужно было поднять ее на четвертый этаж: лифта, нет, носилок тоже: принесли какие -то две доски обернутые марлей! Пришлось искать людей кто бы помог.. нашлись на улице молодые люди, которые согласились помочь! С помощью этих четверых положили на эти доски мою сестру, и они, потихоньку, потащили  на верх! Страх был, что вот -вот они уронят, но наконец, дотащили и водворили на постель! На этом ужас не кончился, медсестра  очень удивилась, что Сильжан не знает всех премудростей после операционного ухода за больным и с недовольством принялась объяснять ее обязанности: принеси с туалета утку, вот шланги от катетеров, вот два мешочка, один справа, другой слева, в одну стекает кровь, в другую какая- то жидкость, ты должна все это регулировать, как переполнится, закрывать вот эту дырочку вот этой кнопочкой, а это сливать  в утку!  Сильжан пробовала возразить,- могу ли я трогать все это, не стерильно ведь итд, на что получила очень даже четкий ответ, а зачем ты сюда пришла тогда!

 Это, конечно был дурдом: в Европе никогда не позволили бы даже прикоснуться к больному, кроме медиков, а тут..

 В довершении всего, Сильжан порезала палец! Нечаянно.  И зашла к медсестре за помощью, медсестра сидела за компом, ее ноги были на столе, она сидела, развалившись в кресле… и еще в хиджабе! Молоденькая такая, но Сильжан пересилив себя, поздоровалась с ней,- Да будет добрым для тебя день! А она, даже не обернувшись, -И тебе того же! Сильжан попросила ее,-  я порезала палец, не могла бы ты мне перевязать его!? Она ответила, - у нас нет ничего, чем перевязать! - Как нет, удивилась оторопела Сильжан, хотя бы пластырь, чтобы остановить кровь..? Или зеленка или йод, неужели ничего нет!?- Ничего у нас нет!! Ни бинта, ни зеленки, ни йода, НИ ЧЕ ГО!- Отрезала медсестра! - Как нет, изумилась Сильжан,- это же перевязочная! - Ой, ну ты как с луны упала, а то ты не знаешь, что здесь ничего нет, возмутилась медсестра! -  Сходи вниз, справа наш ларек, вот купи там: бинт, пластырь, спирт, пойди к себе в палату, там женщины тебе перевяжут! Сильжан спустилась, как ей и посоветовали, в правый ларек, купила все необходимое, и сама перевязала свой палец!

 На второй или третий день  нахождения в больнице, сестру привели в перевязочную, и делали ей перевязку.  Когда закончили делать перевязку, медсестра сказала Сильжан, ты посиди с ней, я сейчас приду, когда она вышла, Сильжан обратила внимание, что ее сестра лежит на голой кушетке, без простыни без ничего, в одной тонкой рубашке и  говорит, - ой мне холодно, мне очень холодно! Мне становится плохо,- и она начала дрожать всем телом! Сильжан начала кричать, звать медсестру, но никто не отзывался, сестра начала терять сознание! Что пережила Сильжан в эти две- три минуты, можно понять только очутившись в такой же ситуации!

 Через две- три минуты прибежала медсестра, увидев, что происходит, она заорала, -что ты здесь стоишь, беги, принеси, спирт, вату..!! Сильжан уже ничего не соображала: она спросила, а где это все, где в каком шкафу?! - Как, ты не знаешь, взъярилась на нее медсестра, - где у вас лежат ваши медикаменты!? - Это же перевязочная, неужели у вас ничего нет,- спрашиваю я?! - Конечно нет, беги быстрее, у твоей сестры под кроватью в сумке должно быть все это! Сильжан в трансе, бежит по коридору в палату, хватает все и бежит назад!  Сестра также лежит без сознания! Медсестра обмакнув ватку в спирт, сунула под нос сестре ватку, и начала приводить ее в чувство! Сестра, наконец, открыла глаза.. Ну, вот, теперь забирай свою сестру в палату, скомандовала медсестра! Сильжан взяла ее подмышки и потащила, одной было очень тяжело,- помоги мне довести ее до палаты попросила она медсестру!- Мне некогда, отрезала та, - мне нужно идти укол делать! Делать нечего, и они потихоньку, шаг за шагом доплелись до палаты..!

 В санузле, ни на одном унитазе не было крышек, оказывается, чтобы сесть на унитаз нужно с собой из дому приносить крышку, нет воды, ее нужно в палате нагреть и принести в кумгане.. через два на третий день, нужно было помыть голову сестре, пришлось из дому принести тазик, табуретку, шампунь, полотенце. Сестры с трудом справились с этой задачей! Посадили больную на кровати, на ноги ей поставили тазик, одна поливала а другая мыла. И вот такой кошмар происходит по всей больнице, женщины,  которые лежат в этой больнице, должны полностью себя обеспечить всем, и это называется чеченская первая горбольница, самая хорошая самая показательная! Самая лучшая больница города Грозного.

И вот, когда я уезжала, с головы не выходит моя семья, они все  стоят перед моими глазами! Ваа, нана ма яла шу, СА йижри, СА вежри! Маа азпехьдукх шу!

Suleyma Jambulatova

Нет комментариев на "НЕДЕЛЯ НА РОДИНЕ!"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.