Из русско-кавказской трагедии

Январь 4, 2017

Bildergebnis für Мурад Нашхоев, 

Мурад Нашхоев, публицист: 

Кому нравится война, а не диалог?

В 2007 году Шахруддин Гапуров, Абдулкахир Израйлов и Рустам Товсултанов опубликовали книгу «Чечня на завершающем этапе Кавказской войны. Страницы хроники русско-горской трагедии XIX века».

Знаменитый английский историк Британии А. Марвик, к мнению которого прислушиваются все интеллектуалы Европы, справедливо считал, что к истории нужно относиться серьёзно и бескомпромиссно. Он чётко определил цели и задачи истории: «Цель истории – обеспечивать надёжное знание о прошлом. Любая историческая работа – это всего лишь посильный вклад в это знание, она открыта для критики и совершенствования. Историки могут обеспечивать знание о прошлом только путём систематического изучения первоисточников, которые являются единственными реликтами и следами прошлого. История – это не само прошлое и тем более не метафизическое рассуждение о природе прошлого, она – знание, полученное историками.

Ясность и точность – это фундамент качества профессии историка».

Трагедия заключается в том, что пишущие на темы истории, как правило, находятся в паутине собственного невежества и комплекса неполноценности. Мы, например, говорим и пишем постоянно «Чечня», хотя это слово навязано из-за явного неуважения. И мы никак не научимся называть свою страну так, как её называли наши предки: НОХЧИЙЧОЬ. А ведь это название закреплено и в действующей Конституции республики. Слово «Чечня» несет в себе оттенок явно оскорбительно-уничижительного характера.

Что примечательно: наши учёные говорят и пишут «Кумыкия», «Калмыкия», «Осетия»… Но доходит дело до нас самих – берет верх засланная, въевшаяся в душу дурная традиция, и каждый выводит: «Чечня». Еще можно как-то понять, но не оправдать тех, кто не знает нашей истории, культуры. А нам – то зачем уподобляться тем, кто живут по полностью дискредитировавшим себя традициям, заложенным на Кавказе не знавшими его генералами и чиновниками – проводниками политики русификации края…

Полагаю, нельзя говорить или писать о русско-кавказской трагедии, умалчивая о 18 веке. Как нельзя понять геноцидную сущность операции «Чечевица» 23 февраля 1944 года, не отталкиваясь от того, что она содержит в себе смысл и содержание всей политики правителей России ХУ111-ХХ веков. В этом отношении достойно выглядит работа Джона Баддели «Завоевание Кавказа русскими: 1720-1860» (М., Центр Полиграф, 2007г.). Хотя и в ней довольно много явных пробелов.

Авторы «Чечни на завершающем этапе Кавказской войны» подчёркивают, что наши предки вели народно-освободительную борьбу, или национально-освободительную войну. И это есть святая правда. Они называют имена национальных героев – Ташу-Хаджи из Сесана, Уллубия из Ауха, Талхига из Шали, Бойсхара из Беноя, Джаватхана из Шатоя, Олдама из Аьккхи, Исы из Гендергуноя, Соаип Моллы из Эрсеноя, Уммы из Дзумсоя, Атаби из Дзумсоя, Шуаиба муллы из Мичига, Гойтамара, Дубы, Саадуллы...

Почему-то не названа знаменитая Таймасха из Гихи, которая, будучи плененной, во время организованной ей встречи с Николаем Первым прямо заявила ему, что война на Кавказе идёт по его вине.

Авторы используют новые документы, свидетельствующие об антикавказской и, в частности, античеченской политике царской России, в планах которой было и переселение народов, и их оказачивание.

У читателя не вызовет особого восторга, на мой взгляд, ни постоянные мечтания Боты Шамурзаева (которого Л. Толстой тоже относил к «русским чеченцам»), воспитанника подполковника Розена, ни зверства поручика Орцу Чермоева и прапорщика Бачи Саралиева в мае 1857 года под командой полковника Велика, чьим именем назван один из мостов в Грозном.

Авторы подвергают критике военную политику Воронцова, Евдокимова, Милютина, Барятинского и других чинов России, убеждённых, что Кавказ, сердцем которого является Нохчийчоь, можно завоевать, усмирить только военным путём. И справедливо иронизируют над Барятинским, который сообщает Александру Второму, как чеченцы радостно встречали его после «пленения» Шамиля.

Правильно поступают авторы и тогда, когда проводят параллель между прошлым и настоящим: «рогозиным» нравится война, а не политический диалог.

Авторы абсолютно правы в том, что военной и экономической силой Имамата Шамиля являлась именно Нохчийчоь, а не Дагестан. В книге приводятся убедительные факты геноцида в отношении чеченского народа как со стороны генералов России, так и Шамиля.

За убийство «в январе 1844 года в Центорое наиба Шуаиба Шамиль подверг казни всех жителей этого села. Наказаны были и жители соседних селений», в том числе и села Гордали (с. 44).

В конце декабря 1846 года Р.К. Фрейтаг разорил Алдинские хутора между реками Гойтой и Рошней. В январе 1847 года П.П. Нестеров произвёл набег на хутора по реке Асса (с. 101).

В конце сентября 1851 года «генерал-майор Козловский поголовно истребил жителей аула Дахин- Ирзу (с.127).

«Бота Шамурзаев с 1852 года участвовал во всех походах российских войск, и в истреблении многих аулов и хуторов, в уничтожении до двух тысячи дворов Большой Чечни» (с. 136). За что он получил чин поручика и пенсию в 400 рублей в год (с. 137).

Бота Шамурзаев, Омар, Хадаш и Джембулат помогли генерал-майору Меллер-Закомельскому 10 января 1852 года истребить аулы Чингорой, Юсуп-Юрт, Центорой, Джалили Салгирей, прилегающие к Чёрным горам (с. 137-138).

«В 1850-1851 годы генерал Слепцов истребил все аулы, расположенные от Бамута до реки Рошни» (с. 138).

18 января 1852 года колонна Барятинского вырезала всех жителей верхнегойтинских аулов, потеряв при этом около 300 солдат и офицеров (с. 141).

На рассвете 24 января 1852 года генерал Барятинский и подполковник Меркулов вырезали всех жителей Саади-Юрта, а потом сожгли село (с. 142-143).

За свою верность и преданность России в 50-х годах 19 века Бота Шамурзаев получил должность наиба в Качкаликском наибстве (с. 148).

27 марта 1852 года Меллер-Закомельский уничтожил аул наиба Талхига (с. 149).

11 августа 1852 года отряд полковника Бакланова (на рассвете) уничтожил село Гурдали (с. 153). Село постигла судьба Дади-Юрта, Нурхи и Довт-Марта...

14 августа 1852 сын наместника Кавказа М.С.Воронцова на рассвете атаковал село Чишки и аул Гой, но, получив отпор воинов наиба Батоки, вынужден был драпать (с. 156).

«9 марта 1853г. был ранен штабс-капитан Орцу Чермоев, который «уже более 10 лет с особенным усердием и самоотверженно служил во всех походах и был полезен, как верный переводчик, храбрый милиционер и проводник, в совершенстве знающий край» (178).

Летом-осенью 1853 года Шамиль напал на Баташ-Юрт,Кади-Юрт, Новая Атага, Кади-Юрт и Гелдаген (с. 183).

«В мае-июне 1855 года генерал Вревский уничтожил посевы в Малой Чечне, а также аул Гертме» (с.185).

«Несмотря на продолжающуюся Крымскую войну, в Чечне военные действия продолжались. Правда, с меньшей интенсивностью», – отмечают авторы (с. 184). Эта «меньшая интенсивность» объясняется тем, что между Шамилем и правительством России было заключено секретное соглашение, по которому Шамиль не проводил активных боевых действий против русской армии на Кавказе (см. Е.Тарле, «Восточная война»).

«21-27 марта 1857 года Кумыкский отряд разгромил аулы Асени-Кент, Бялкиши, Отар-Гомиш, Исаак, Шахан, Сати-Юрт, Марцак-Юрт... Командовал Кумыкским отрядом барон Николаи» (с.218).

20 октября 1857 года генерал Евдокимов вырезал село Чижагой. 21 октября 1857г. он сжёг аулы Сулейман, Габриэли, Ансар, Обрук, Шовданхой, Гойчу, а 22 октября – аулы Дишни, Адил-Гирей, Агишпатой, Пшехой, Чижнагой, Дзумсой, Темир-Буолат, Мурдал, Чингрой, Яндар-Бейбулат, Бойсу, Чади (с.225).

«В декабре 1857 года генералом Евдокимовым все непокорные аулы Большой Чеченской плоскости между реками Джалка, Гумс и Аргун были уничтожены, чтобы отнять у чеченцев саму мысль о возможности оставаться на месте прежнего жительства» (стр. 220-227)

Трагично сложилась судьба Юсуп-Хаджи Сапарова из Алди, находившегося в ссылке в аварском селе (?) по милости имама Шамиля. Он бежал из ссылки в 1856 году и перешёл на сторону России и тоже стал, как и БотаШамурзаев, советником Барятинского, помощником генерала Милютина и проводником русских войск в Нохчийчоь. И Бота, и Юсуп-Хаджи понимали, что Шамиль является опасным врагом нашей страны.

На кого они могли опереться в борьбе с Шамилем? Ониотлично знали, что и России тоже нельзя доверять. Однако в сложившейся тогда ситуации иного выбора не было у наших ренегатов. Да, оба они получили некий почёт, уважение, материальные блага. Но Барятинскому, Милютину, Евдокимову они нужны были до поры до времени. Ошибка властей России, и в прежние, и в нынешние времена – поддержка неких представителей нашего народа, а не самого народа. Властям никогда не нужны были народ и его идеалы, стремления. «Высокопоставленным ренегатам, в зависимости от их ранга, гарантировалась неприкосновенность собственности, дополнительные денежные довольствия», – цитируют авторы генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Милютина, не жалевшего в войне с чеченским народом ни крови русских солдат, ни обещаний, ни серебра и золота для подкупа ренегатов всех уровней (с.209).

Абсолютная правда и то, что имам Шамиль проводил политику аваризации народов Имамата, используя при этом каноны Ислама (сам же он не выполнял их никогда) и уничтожая наши сёла с такой же свирепостью, как и генералы Евдокимов и Фрейтаг. Эту политику, начиная с 13 ноября 1920 года, продолжил Сталин, включив в состав Дагестанской АССР Аух и Аьккхи Мохк…

Россия с конца ХУ11 века (не будем дальше углубляться) не могла найти верного союзника на Кавказе. Вернее, судя по документам, она и не искала его. После битвы под Хан-Калой, в которой пятитысячный казачий корпус графа Апраскина был разгромлен, Пётр Первый доверился купцам и политическим деятелям Армении, которые предложили себя в качестве верных христианских союзников России в деле завоевания Кавказа. Царь, да его советники, видимо, плохо знали историю русско-кавказских отношений. Хотя бы со времён князя Игоря, которого из плена половецкого спас Овлур, один из наших предков.

Вместо кропотливой работы по исследованию противника, историки и генералы России занимались (и занимаются) безудержным восхвалением сокрушительной мощи русского оружия и беспредельного величия цезарей России, перед которыми должны пасть ниц все «туземцы» Кавказа. Для них все кавказские народы, за исключением единоверных армян и грузин, являлись горцами, в крайнем случае – татарами или черкесами. Трагедия России в том и состоит, что её правители чесали под одну гребенку все народы Кавказа, называя их горцами. Есть конкретные народы, малые или большие, имеющие свою историю, свою культуру, свой язык и свои обычаи, однако имеющие что-то общее с другими народами Кавказа. Адаптировать их под привозную культуру и привозное право бессмысленно. Именно такая политика привела к тому, что с лица земли исчезли натухайцы, шапсуги, карелы, десятки других народов. Можно понять армян или грузин, которые боятся ассимиляции. Правители же России не понимают и не знают прошлого собственного народа и продолжают по-прежнему трезвонить о величии Великодержавной России.

Держать на Кавказе в середине XIX века 400 – тысячную армию могут лишь правители-шизофреники, обезумевшие от незаслуженной славы и сомнительного величия.

Политика – это искусство достижения возможного. К сожалению, ни среди правителей, ни среди министров и генералов России ХУ111-ХХ вв. невозможно, на мой взгляд, назвать хотя бы одного, кто бы обладал (или обладает) качествами талантливого политика и дипломата. Как свидетельствуют документы, все их рассуждения сводятся к выяснению, сколько надо платить тому или иному ренегату из калмыков, кабардинцев, чеченцев и т.д. Совершенно не важно, имеют ли они, подкупаемые, авторитет и влияние в народе. Лишь бы они были слепыми исполнителями. Не могли подкупить Бойсхара из Беноя, Таймасху из Гихи, шайха Мансура, Уму Дуева, Алибека-Хаджи Алдамова, многих других. За ними стоит сила национальной правды. Потому они опасны и не нужны правителям России, и в этом тоже состоит русская трагедия.

Мастерами набеговой системы в Кавказской войне, как видно из приведённых выше документов, были офицеры и генералы России. Они, как воры и грабители, врывались в сёла рано утром, на рассвете и занимались резнёй жителей и грабежом их имущества. Точно так же, как и русские офицеры, поступал и Шамиль. Нация находилась между молотом и наковальней. И, конечно, Барятинский рад был встретить своего соратника Шамиля в августе 1859 года, план сдачи в плен которого был составлен ещё в сентябре 1838 года. И об этом знал Ташу-Хаджи.

У нас есть историческая память, которая во многом не соответствует официозной истории. Нам, помнится, говорили, что не было никогда таких сёл, как Нурхи, Довт-Марта, Гурда, Хайбах... Нас уверяли, что «фашистская авиация бомбила наши исторические жилые и боевые башни, горные селения и Грозный. Немецкие зондекомандиры, мол, уничтожали затеречные сёла и хутора в 1942 году... А было всё наоборот. И собственное варварство власть приписывала совершенно не виновным, как это было в Катыни, где десятки тысяч польских солдат и офицеров были расстреляны «смершовцами».

Тактика «забытое прошлое» означает повторение зла ещё в более жутких масштабах. Так что правы авторы указанного выше труда, когда сравнивают, сопоставляют прошлое с настоящим. Политика властителей России подчиняет своей воле и планам историческую науку. Результат получается один – новая агрессия и новая катастрофа. Критикуя правителей России, доктор исторических наук Д. Проэктор предупреждает: «Историю нельзя перехитрить». Что только ни делали цари, императоры, генсеки и президенты, чтобы «перехитрить историю»! И ничего не получилось, кроме новых войн и новых катаклизмов.

23 июня 1931 года Сталин выступил на совещании хозяйственников со своими «Шестью условиями Сталина», на основе которых должно было развиваться всё хозяйство СССР: оргнабор рабочей силы, организация зарплаты на основе социалистического принципа оплаты труда, организация труда, создание технической интеллигенции пролетариата, привлечение старой технической интеллигенции и забота о ней и хозрасчёт. И мужи от всех наук проявили невиданную активность. Газеты и журналы запестрели статьями о «шести условиях тов. Сталина», круглосуточно орало радио, 62-й том БСЭ за 1933 год посвящает почти 4 страницы восхвалению мудрости вождя…

Редко кто знает, какую зловещую роль в трагедии не только нашего, но и русского народа сыграло Постановление ЦК ВКБ(б) об опере Вано Мурадели «Великая дружба» 10 февраля 1948 года. Опера была против Холокостной депортации двух наших народов в 1944 году. Своей оперой великий Вано Мурадели говорил об обнищании Кавказа после выселения двух его коренных народов. Он подчёркивал, что самый древний народ Кавказа оказывал благородное влияние на всех своих соседей своим неповторимым искусством музыки и танца. Мурадели разоблачил всю ту политику, которую проводили и проводят и предшественники, и наследники Сталина. По всему Советскому Союзу проходили партийные, комсомольские, профсоюзные собрания, на которых обсуждалось постановление ЦК ВКП(б) о «Великой дружбе» и говорилось, что чеченцы и ингуши высланы за их враждебность к русскому народу. Вся пресса Советского Союза, в том числе издававшаяся в Чечено-Ингушетии, пестрела статьями, выступлениями, стихотворениями злобного античеченского характера. Историки, преподаватели, учёные, поэты, писатели соревновались в своём холопстве перед властью. Все это и стало толком к античечено-ингушскому мятежу в августе 1958 года в Грозном. Даже православная церковь не осталась в стороне, злобствовали также и мусульманские авторитеты Дагестана.

Имам Шамиль за последние 20 лет сильно востребован в Российской Федерации. Почти ежегодно публикуются книги об этом «герое Кавказской Войны». А для нашего же народа он, на мой взгляд, – обыкновенный засланец, чья контролируемая деятельность была направлена против всех аборигенных народов Кавказа. Он так же, как и ваххабиты, отрицал историю и культуру нашего народа, законы нашего обычного права. Исследование документов (очень много документов, касающиеся его деятельности, находится под грифом «секретно») показывает, что имам Шамиль был первым ваххабитом и пропагандистом ваххабизма. Набеги Шамиля на чеченские сёла более чем подтверждают этот вывод.

Очень отрадно, что авторы исследования начали развенчивать мифы политиков и генералов России о т.н. «чеченских набегах на русские земли». Критическая оценка историков раскрывает суть действительной русско-кавказской трагедии.

два комментария на "Из русско-кавказской трагедии"

  1. Мутуш
    Мутуш on 30-01-’17 21:49

    Остофирла Жгучая правда Баркал

  2. нохчи
    нохчи on 31-01-’17 14:29

    Врагов народа нохчи называем братьями они хуже сатанистов росиян дагестанцы окупантыи подобные мрази.

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.