Магомед победит войну! 14

Ноябрь 28, 2016

Магомед победит войну!
(Дневник чеченского воина)
Глава 14
У въезда в село Курчалой неожиданно нам дорогу преградила группа людей в камуфляжной форме. На пути, поперек дороги, стояли шесть или семь человек с автоматами наперевес. Нетрудно было заметить, что они не военные, хотя и были облачены в камуфляж. Мне показалось, что я уже их видел сегодня в компании оккупантов в центре Курчалоя. Один из них, с видимым удовольствием на лице властно жестикулировал нашему водителю:

- На обочину! 
«Милиционер» не подчиняясь команде, остановил машину посреди дороги, вышел и строгим командным голосом приказал на русском языке: 
- Старшего, ко мне! 
Его властный голос, который удивил и меня, оказал поразительное воздействие на стоящих перед машиной людей. Они вытянулись по стойке «смирно» и «старший», с заискивающей улыбкой на лице, подбежал к «милиционеру» и представился: 
- Я, Гаибов Идрис, командир комендантской роты, несу дежурство… 
«Милиционер» махнул рукой, показывая, что хватит говорить и зычным голосом отчитывает его: 
- Это разве рота?! Где твоя рота и где ты стоишь…мать твою?! Ты, тупица, слышал о боях у Майртуп?! Там десятки трупов русских солдат! Ты думаешь, что боевики проедут по главной дороге? Или ты боишься столкновения с ними? Или думаешь, что мы за вас кровь должны проливать?! Ошибаешься! Иди, занимай тропинки, вон наверху! 
Он указал рукой в сторону кладбища у дороги. 
- Извините, пожалуйста, - чуть ли не сгибаясь в поклоне «милиционеру», говорит «командир», - вообще-то я не военный, занимался хозяйством, плохо разбираюсь в военной работе…я по безопасности, сменил командира на сегодня, людей не хватает… 
- Хватить ныть! Вы все хозяйственники, когда дело до драки доходит! У Масхадова, наверно, в генералах ходил и расстреливал русских? – строго спросил «милиционер». 
- Да, Вы что, никогда! - дрожащим голосом говорит он. - Я хозяйственник, пшеницу растил, кукурузу…, помогал бедным… Я ненавидел Масхадова и всех остальных. Я буду с ними воевать! Мы их всех поймаем! 
- Ну да, если они подъедут к тебе и еще сами себе руки свяжут! – скептически замечает «милиционер». 
- Терпеть не могу трепачей! Странно, что Масхадов тебя генерал-губернатором назначил, надо проверить еще за какие такие заслуги ты у него это «выпросил»! 
Он стоял обмякший, бледный, с вымученной улыбкой на лице. Прикажи ему сейчас лечь на пыльную дорогу, он с удовольствием выполнил бы эту команду. Стоило «милиционеру» еще чуть-чуть нажать, он точно наложил бы в штаны. 
Сидящий в машине майртупчанин, который с самого начала диалога нашего «милиционера» с «командиром», хохотал, приложив руку ко рту, чтобы приглушить смех, шепнул нам: 
- Это бывший префект Курчалоевского района, Гаибов Идрис. Трус из трусов! 
Я смотрел на бывшего префекта с брезгливым отвращением и думал: «О, Бог мой, почему мы были так слепы? Сколько нервов потрепали отличным парням-патриотам эти трусы, дорвавшие до власти и от его имени. Простите нас, вы, отдающие жизни свои за честь и свободу Чечни, в жестокой схватке с врагом! Мы в неоплатном долгу перед вами за свои ошибки». 
- Мы еще продолжим разговор, ублюдок! Ты чеченскими рекламами нас не обведешь! Вас всех следовало уничтожить, чертово племя! Иди, выполняй приказ! - наш «милиционер» до того вошел в роль, что вырвал у одного ротозея автомат и направил его на бывшего префекта. Он белым, как мел, лицом лепетал: 
- Зачем так грубо, командир, мы сделаем, как скажешь, мы же … я же вместе воюю…с бандитами …этими террористами… мы же одни…мы их поймаем…этого Масхадова и Басаева…Масхадов ничё не контролирует, он боится… 
- Еще одно слово, я тебя, суку, расстреляю! Масхадов, в отличие от вас - мужчина! - зло и медленно произнес он. Мне показалось, что он сейчас его действительно расстреляет, поэтому приоткрыл дверцу машины и хотел выйти и вмешаться. Видимо и он догадался о моем намерении и ускорил развязку: 
- Бег-о-о-м марш на задание! Попробуй только мне еще раз попасть в глаза, я тебя, суку, расстреляю на месте!!! – кричит он вдогонку уже трусцой бегущему «префекту» туда, куда рукой указал «милиционер. 
- Вот трусы, даже автомат забыли, - говорит «милиционер», садясь за руль, - что с этим делать? – обращается он к нам. 
- Если вы позволите, я его у тебя куплю, - говорит майртупчанин, - оружие нам нужно. 
- Дарю тебе на память от третьего магомедовского полка, - говорит «милиционер». 
- Вот оно что, - смеется майртупчанин, - сейчас понятно, почему у Магомеда такие успехи. С такими парнями можно хоть на что идти. А чего вы меня заставляли рассказывать о его «пятерках»? 
- Приятно было слышать о своем командире, вдали от места обитания, - ответил «милиционер». 
- А как ты догадался, что он бывший «генерал-губернатор» или так к слову было сказано? – спросил я. 
- Да он сам признался, видимо, вы не расслышали. Он, скорее этим хотел разжалобить меня, мол, «я большая птичка, перешедшая в вашу сторону, поэтому меня надо беречь». Возможно, что привык спекулировать на этом. 
- Допустим, если бы среди них нашелся человек, который поинтересовался бы тем, кто ты, что ты собирался предпринять? – спросил я. 
- Безумная дерзость - это наглая глупость. Прежде чем дерзить, надо иметь в запасе минимум один выход из ситуации», - говорит наш командир. 
Когда мы спрашиваем: 
- А какой выход, например, в той или иной ситуации? 
Он отвечает: 
- Если не знаешь тогда дерзить не надо! 
- Вас трудно понять, кажется, Магомед создал «клуб молодых философов», - смеется мой родственник. 
Майртупчанин не мог успокоиться. Даже показывая дорогу к своим знакомым, где он собирался остановиться, он не переставал смеяться. 
- Жаль, что там не было народу, а так мало кто поверит в эту хохму, - с сожалением произнес он, успокаиваясь. 
- Нет, народ-то их хорошо знает, - говорит мой родственник, - другое дело, это показать в исполнении нашего «милиционера», дорого отдал бы, чтобы иметь там видеокамеру. 
Потом, обращаясь к водителю, спрашивает: 
- А ты в театральном, что ли учился? 
- Нет, только мечтал, - с нотками грусти в голосе, ответил «милиционер». 
- А что так грустно? – спросил мой родственник. - Ведь все было отлично! 
- Не вижу основания для радости, - ответил он. 
Воцарилась напряженная тишина. Майртупчанин в недоумении посмотрел на меня, как бы спрашивая, «не допустил ли я оплошность оскорбляющий вас?». 
«Милиционер» продолжил: 
- Вы не представляете как я хотел, чтобы кто-нибудь из них, ответил мне на мои оскорбления достойно, как подобает чеченцу! Клянусь, я бы обнял этого человека, конечно, если б он мне это позволил! Имея в руках оружие, выслушивать такие оскорбления от «русского»,– это наша трагедия. Да, именно - наша национальная трагедия! Нельзя от них отмахиваться словами - «предатели», «подонки». Они смирились с тем, что русский - «хозяин». Они, уверяю вас, не всегда были такими, это мы их сделали такими. Причиной всему, вот эти козлы-вожаки. Вчерашние «герои орденоносцы», превратившиеся в подстилки оккупантов. Своим бесстыдством и трусостью они подсказывают остальным: «Если я – «герой» стал подстилкой, то почему этого нельзя вам?». Вчера он был для них образцом храбрости и власти. Хотя на самом деле являлся гнусным трусом. Это мы сотворили им этого «героя», своей беспринципностью и преступной халатностью. Командующие лжесвидетельствовали, описывая его «героические подвиги», чтобы выбить орден и, разумеется, не безвозмездно. Раз есть орден и «признан великим воином», подавай и работу, соответствующую рангу. А чин «бригадного генерала», только ленивый не получил. Никого не смущало, что в селе он не пользуется авторитетом, а мы им внушали, заставляли признать: «Шуна лаахь а, ца лаахь а х1ара шуна ваитана хьаькам ву!» Вот и пожинаем плоды. Я с трудом удержался, чтобы не расстрелять этого козла-префекта. Я видел лица остальных, они волками смотрели на меня, готовые растерзать, это меня обрадовало. Но козел-вожак учит их быть овцами, боюсь, что это ему удастся. Поэтому мы должны за них бороться, не забывать, что они чеченцы. Козлов-вожаков надо беспощадно расстреливать, отбросив иллюзии об их перевоспитании. Как говорит Магомед: «Козел прикрывает срамное место хвостом только после смерти». 
- Об этом Магомед мне не говорил, - сказал я. 
- О хвосте козла? – вырвалось у «милиционера», видимо забыв, что он не в компании сверстников, покраснел и смущенно добавил: 
- Бехк ма биллалахь, но мы давно занимаемся отстрелом «козлов-вожаков». 
Знакомые майртупчанина оказались интересными собеседниками. Среди них нашлись однополчане нашего «милиционера» по Центральному фронту, где он часто бывает с бойцами на подмоге. Ребята откровенно начали обсуждать проблемы, доверяя нам полностью. Они владели всей полнотой информации не только Курчалоевского района, но также прекрасно знали ситуацию в Веденском, Ножай-Юртовском, Шалинском и Гудермесском районах страны. 
Когда майртупчанин рассказал о том, что произошло у въезда в село, ребята посмеялись и один из них говорит о бывшем префекте: 
- Этого козла мы так для забавы пока оставляем. Он прекрасно это понимает и при каждой встрече заверяет нас, что он наш сторонник, мол, был вынужден идти на службу оккупантам, чтобы спасти жизнь близких. Выполняет наши поручения по мелочам, но, он подлец из подлецов и трус. Это мы знаем и никогда ему полностью не доверяем. Хотя с его помощью мы устраиваем удачные засады оккупантам. Кое-что из оружия покупаем через него. Такие люди верными не могут быть. Вчера только мы обсуждали: отрезать ему голову или нет - он, как нам кажется, засветился в одном деле, но прямых доказательств пока нет, решили подождать. Таких подлецов, правда, не так уж и много, но, к сожалению, есть. Вот в Аргуне на днях погиб один из наших командиров. Выясняется, что его заложил наш «друг», стоящий на службе у оккупантов, который выполнял наши поручения. То есть, некоторые решили вести двойную игру и это мы должны пересечь в корне. И голову бывшего особиста Ичкерии, мы скоро получим. Иншаллах! 
Все сводилось к тому, что Президент Масхадов поручил командирам всех звеньев пересмотреть панибратские отношения к национал-предателям, которые наносят ущерб секретности действий Чеченской Армии. 
«Мы их считаем чеченцами, но это не должно доходить до абсурда, когда, протащив пленных через наши базы, отпускаем, а они возвращаются к оккупантам. Точно так же обстоят дела и с нашими «друзьями» из пророссийских структур. За их поступки должны отвечать конкретные люди, то есть, тот, кто непосредственно «связан» с ними. Только таким образом мы можем усилить эффективность действий нашей Армии» - прочел я отрывок из распоряжения Президента ЧРИ. «Ограничить контакты со всевозможными неправительственными организациями, как чеченскими, так и российскими, которые в большинстве своем подконтрольны спецслужбам врага, и, по сути, выполняют их поручения» - прочел я абзац на той же странице. 
Майртупчанин позвал нашего «милиционера» в другую комнату и по звуку двери я понял, что там есть еще смежная комната. Пока мы вели общие разговоры, прошло около получаса. Майртупчанин и «милиционер» вернулись к нам и майртупчанин стал говорить: 
- Мы договорились, что вы сегодня ночуете у наших друзей в Илсхан-Юрте, а «милиционер» с нашим командиром поедет к Магомеду, это очень важно. А завтра с утра, Мусост, мы объездим все места, куда только ты пожелаешь. Вот так мы решили, конечно, если вы согласны. 
- Что поделаешь, мы в гостях, как скажете, да вот только зря вы о его желаниях заговорили, он абсолютно не понимает слово «опасность». Поэтому, прошу быть разумными, учитывая наши желания, - сказал мой родственник. Я только улыбнулся. 
- Да мы знаем инструкции Магомеда относительно вас, - говорит майртупчанин, - ваш товарищ нам об этом уже сказал. 
Мы без проблем доехали до Илсхан-Юрта. Как объяснил нам мартупчанин, нас будут сопровождать он и парень лет двадцати пяти, который будет нам вместо нашего «милиционера». 
Мы ехали по селу, и мне показалось, что люди здесь более свободны. Кто воду тащит, кто охапку сена несет, то есть чувствовалось, что люди живут какими то хозяйственными заботами. Нас приняли с радостью. Когда начали говорить о ситуации, я понял, что это село ничем не отличается от остальных сел Чечни. Как и везде страдают люди, исчезают после «зачисток». Те же «эскадроны смерти» орудуют по ночам, так же, как и везде, проклинают Кафырова и оккупантов. Здесь никто не сомневается в том, что взрыв с массовым убийством людей был организован Кафыровым и оккупантами. Много приводят доказательства в подтверждение этого. По личному распоряжению Кафырова убиты два человека, случайно ставшие свидетелями как кафыровская охранка закладывала мину перед трибуной в тот роковой день. Я почему-то считал, что в этом селе должно быть его сторонников больше чем где либо, так как его «принадлежность» к религиозному течению Киши-Хаджи, думал, обманет людей. Оказалось, что я ошибался. Здесь он так же «почитаем», как и во всех разрушенных селах. Вернее, он одинаково ненавистен везде, где есть чеченцы!
(продолжение следует)
Мусост АЛДАМОВ – независимый журналист, 2003 год

Нет комментариев на "Магомед победит войну! 14"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.