Магомед победит войну! 13

Ноябрь 27, 2016

Магомед победит войну!
(Дневник чеченского воина)

Глава 13
Когда мы, отдаляясь от села Майртуп, ехали по ухабистой дороге вырытой по холму, напоминающее корыто, мне стало тревожно. Незнание местности, и незнакомый рельеф действовал на меня гнетуще, так как я никогда не бывал дальше от села Майртуп. Как бы в подтверждение моего состояния, сразу за поворотом, впереди открылась картина: колонна, состоящая из более сотни бронетехники, заполонила дорогу, и ее хвост виднелся на дороге, ведущей с гор. Колонна двигалась к нам навстречу. «Милиционер» нажал на тормоза. Видно было, что он встревожен не меньше меня. Мой родственник, сидящий около «милиционера» сказал:

- Давай, медленно подавай назад! 
Мы медленно, «задним ходом», вернулись в «корыто». Развернули машину и въехали обратно в Майртуп. «Милиционер» въехал во двор дома, одиноко стоящего недалеко от дороги. Мы вышли из машины и направились к навесу перед домом, как будто мы приехали в гости к закадычному другу. Заметил, что к стеклам окон дома прильнули маленькие личики детей. Навстречу вышла женщина средних лет. Она вопросительно смотрела на нас и тревожно ждала, что мы скажем. Мой родственник понял ее состояние и говорит: 
- Не беспокойтесь, мы едем издалека, хотели проехать в Бачи-Юрт, но по дороге движется колонна бронетехники оккупантов. Поэтому, если позволите, мы постоим во дворе, пока она не проедет. Женщина быстро взяла себя в руки, смущенно извиняясь, пригласила в дом. Она окликнула мужа, сообщая, что приехали гости. Из дома вышел плотный, небольшого роста мужчина лет сорока, с гладко выбритой головой, надевая на голову феску, произнес: 
- Делахьа ма дика х1ума ду шу даьхкана, марша дог1ийла шу! Заходите, заходите! - искренне радовался нам хозяин дома, - извините, что не вышел к вам навстречу, ныне мужчины, которые сидят дома - не мужчины, это даже жены понимают, берут на себя твои обязанности встречать гостей. А «гости» бывают разные, иных выйдешь встретить и больше в дом не вернешься. Он вдруг осекся и уставился на моего родственника. Родственник улыбается и говорит: 
- Ты, похоже, меня узнал и думаешь, наверно, случаен ли наш приезд? Я не знал, что ты из этого села, тем более что это твой дом. 
- Э-э-э, дела ва хьо марша-могаш ванехьа! – он, долго тряс его в своих объятиях. Только сейчас я заметил, что его левая рука висит «плетью» и не слушается хозяина. – О чем ты говоришь, - ты меня спас от смерти, и моя жизнь принадлежит тебе. Я смотрел на тебя и не мог поверить, что это ты! Ну, рассказывай, как там твой детский сад: Аслан, Абу, Зелимхан, да всех и не перечислишь, - смеется он. - Из Аслана вырастет къонах, это не ребенок, а мужчина! Я поражался его сообразительности, он рассуждает не по-детски. Он Чеченец с большой буквы! 
Из их разговора я понял, что хозяин дома был ранен в городе и ему помог мой родственник. Ничего другого понять было невозможно. Позже, когда мы были одни, родственник рассказал мне историю знакомства с ним. Если без подробностей, о которых пока нежелательно говорить, отряд выполнял диверсионное задание чеченского командования, в который входил и хозяин дома. Был ранен, потерял много крови. Несколько дней мой родственник ухаживал за ним у себя дома и переправил в безопасное место. Рана шеи оказалась серьезной. С тех пор он, как говорит сам хозяин дома – «однорукий при целой второй руке». Врачи вроде бы говорили, что есть шансы восстановить функцию руки, если он поедет на лечение за рубеж. Он к этому отнесся скептически. Говорит, не хочет быт обузой для Чеченской Армии. За деньги, которые потратят на сомнительное лечение, можно сделать здесь очень много против оккупантов. 
- К тому же, - говорит он, - я знаю людей, которые получили ранения не в боях, а сидят за рубежом, сочиняя сказки о своих «подвигах», распространяя слухи, что их, «героев», бросило Отечество. Претензии к горящему Отечеству, сидя вдали – кощунство. Другая причина, почему я не хочу поехать на лечение: у меня гостил знакомый, который вернулся из Турции, и рассказывал, как там ведут себя наши «герои». Уже несколько лет, иные даже с той войны, сидят там и называют себя «воинами». Если их послушаешь, говорит, можно подумать, что не в Чечне идет война, а в Стамбуле или в Баку и все они на передовой, да вот Масхадов и его командиры бросил их здесь, и отдыхают на курортах Чечни. Еще простительно, если нервничает боец, потерявший руку или ногу в бою, - его психологию понять не трудно, ему, конечно, тяжело на чужбине среди этих проходимцев, тем более он сердцем здесь, на войне. Но, как правило, возмущаются не они, говорит он, а проходимцы - попрошайничают, не стесняясь называть себя даже «генералами». Рассказал он мне о каком-то «генерале», который не ранен и у которого руки и ноги целы, но с головой и совестью проблемы. Ходит, представляется «генералом Армии Радуева-Дудаева». Почему-то забрал с собой своих родственников. Опустился до того, что родную сестру продал турку замуж. Потом выяснилось, что она замужем и ее муж, и дети живут в Москве. Естественно, скандал. Что подумают люди, которые видели в нашей борьбе мужество и стойкость, а в нас героев? Он говорил еще о студентах. Оказывается за рубежом много наших студентов, учатся в ВУЗах разных стран. А знаете, кто их устраивал на учебу и куда? Рудник Дудаев, - этот греховный отпрыск матери, гульнувшей с азиатами. Этот Рудник совместно с российским посольством больше ста человек устроил на шариатские факультеты разных стран Востока. Считайте, это сотня испорченных для Отечества сыновей. Говорят, что они уже выполняют пакостные поручения ФСБ – ходят с кассетами, где показывают жестокость чеченских «террористов». Как он говорит, в большинстве случаев люди с презрением выгоняют их. То ли в Египте, то ли в Сирии после такой выходки, мусульмане, которые пришли узнать новости из Чечни, избили двух таких студентов. А те на второй день пожаловались в российское посольство. Представляете!? Они вернутся дилетантами в религии с идеологией предателя народа. За примером далеко не надо ходить, достаточно вспомнить Кафырова. Эти лжебогословы старались вызвать у чеченцев ненависть друг другу на почве религиозных разногласий, проповедуя противоположные взгляды, продиктованные на Лубянке. Поэтому я подумал, если я окажусь там, то точно убью таких подонков, которые нарочно чернят наш народ. Смотреть на это спокойно не смогу, да и студентов, осуждающих нашу борьбу, не потерплю. Тогда с одной войны я попадаю на другую, боюсь наломать дров, поэтому решил свой фронт не покидать, хотя и трудно воевать с одной рукой. 
Как только мы услышали гул приближающейся к селу бронетехники, хозяин дома встал, выглянул через окно и говорит: 
- Нет, они не заезжают в село, а направляются скорее всего туда, где сейчас бомбят самолеты. Это - минимум бригада. Огромная сила, но только не для чеченцев. Два магомедовских «полка» способны нейтрализовать их действия на долгое время. 
Мы переглянулись между собой. Он еще несколько минут постоял у окна и присел на нары. Неожиданно открылась стрельба. Сначала одинокая автоматная очередь, к которой присоединились пулеметные очереди, в том числе и пушки на БМП, и даже зенитки заработали. Казалось, что они бьют по селу. Хозяин дома попросил нас сесть на пол подальше от окон. На мой вопрос: 
- А где дети? 
Он махнул правой рукой в сторону соседней комнаты: 
- Они уже спрятались, жаль, что подвал маленький, - вы все не поместитесь. Но два человека еще можно. Может, вы вдвоем пойдете, а мы с молодым человеком понаблюдаем? – обратился он ко мне и к моему родственнику. 
Мы отказались наотрез. А стрельба все усиливалась. Хозяин дома, наблюдавший за колонной, говорит: 
- Это не бой. Ответной стрельбы нет. Стреляют в сторону леса, куда только что подошла головная колонна. Непонятно, не они первыми стреляли, а стрельбу начали внизу у села. Неужели крайние дома обстреляли? Похоже, со страху стреляют, кто-то нечаянно выстрелил, и стрельба передалась по эстафете. 
Примерно, через 25-30 минут стрельба прекратилась. 
- А-а-а, вот в чем дело, - идите, посмотрите, - говорит он, указывая на бронетехнику у села. 
Смотрю, куда указывает он, и вижу солдат подбирающих что-то разноцветное и бегом несущих это к бронетехнике. 
- Что они делают? Неужели тряпки таскают из домов? – спрашиваю я. 
- Нет, - говорит он, - на этот раз не тряпки, а куры. Там у дома, в сеточной ограде, наш односельчанин содержит много кур. Видимо, их расстреляли, а сейчас собирают. Самое смешное то, что хозяин кур один из отвратительных типов - пророссийский милиционер, называющий наших воинов не иначе, как террористами, оправдывая действия оккупантов. Интересно, как он отреагирует на расстрел своих кур? Наверное, выдумает, что-нибудь, чтобы оправдать оккупантов. Но ребята у нас острые на язык, вряд ли ему будет покоя от них. Я могу примерно угадать, какие сказки пойдут по селу. Скажем, например, что куры Асхаба, приближенного кафырова и большого друга оккупантов, намеривались совершить теракт против его любимых оккупантов, но друзья Асхаба разгадали эти намерения и избавили его от кур-террористок, не оставив даже трупов. Он смеялся над своей выдумкой. 
Странная психология у нас, у чеченцев, - думал я, наблюдая за его оживлением, - сколько я наблюдал трагических ситуаций явно не в нашу пользу, но, несмотря на это, чеченец найдет в нем смешной эпизод, сводя к минимуму отрицательный эффект трагизма. Возможно, что это и является особенностью нашей психологии, помогающее выстоять в этой беспрецедентной по своей жестокости и неравенству сил, войне. 
Я вспомнил, как хозяин дома сказал о магомедовских «полках». 
- Ты о каких-то магомедовских «полках» говорил. Что это означает? – спросил я. 
- А-а-а, об этом даже оккупанты знают. Есть у нас один молодой командир Магомед. Из поколения детей войны. Вот он разбил свой отряд на «пятерки», то есть по пять человек. Там у него в этой пятерке двое стрелков, снайпер и два гранатометчика. Это условные единицы, а на самом деле каждый из них владеет всеми видами оружия. В зависимости от ситуации они могут быть все гранатометчиками или все снайперами и стрелками. Вначале я думал, что эти молодые увлекаются детскими играми. Оказалось, что нет, – это серьезнее чем я думал. Во-первых, такая структура повышает мобильность отряда. Во-вторых, исключает скученность в бою, что снижает вероятность поражения от ударов. В-третьих, дает больше простора для маневра в бою, командирам каждой из пятерок. Магомед понял, что, предоставляя самостоятельность в действиях каждому командиру, которому поставлена общая задача боя, принесет больше пользы, чем, если он один будет командовать в ходе боя. Тем более что быстротечные партизанские бои без фронтов гораздо эффективнее. После нескольких крупных и успешных операций его отрядом, фактически без жертв, все перешли на эту структуру, по указанию штаба. С тех пор как Магомед пошутил, что он командует пятью или шестью полками, имея в виду пятерки, эти структуры получили название – «магомедовские полки». Я видел его, - никогда не подумал бы, что он воин. Самый обыкновенный подросток, - заключил хозяин дома. 
Конечно, я не был согласен с его заключением, но предпочел об этом не говорить. На лице «милиционера» я заметил легкую улыбку. 
Тем временем бронеколонна оккупантов немного продвинулась и вновь остановилась. Примерно через полчаса мы услышали хлопки одиноких выстрелов со стороны леса, куда вплотную приблизилась головная колонна. Может, их было десять или пятнадцать выстрелов, что, видимо, и послужило причиной новому массированному обстрелу лесополосы. Стреляло все. От автоматов до САУ. Кругом все гудело и трясло. В этом грохоте услышали шум «вертушек». Колонна прекратила стрельбу и «вертушки», пролетая над селом, пускали «нурсы» по лесному массиву. Трудно было сосчитать «вертушки», так как через окно дома я не мог видеть все небо, а они как бы кружились по кругу, по очереди пуская ракеты. Долго обрабатывали лесополосу. На поле, ближе к селу, приземлился брюхатый Ми-8. Через некоторое время к нему подкатили БТРы. 
Хозяин дома говорит: 
- Вот и трупы оккупантов увозят. Это наши снайпера работали там, минимум десять трупов, они редко промахиваются. Вот будет хохма, если пустим слух, что это стрелял Асхаб, который мстил за своих кур. Он точно от этого слуха намочит штаны! 
Потом он обращается к нам и говорит: 
- Вам, ребята, не повезло. Колонна будет стоять долго. Целая дивизия стала и не продвинется, пока десант не «прочешет» лесной массив. Это то, что я говорил. Из-за засады, максимум одной «пятерки», дезорганизована такая махина, минимум, на сутки. Вот вам и подтверждение моих слов. А сколько боеприпасов затрачено зря? Не сосчитать! Варвары! Нам бы это оружие, в течение суток мы освободили бы Чечню от оккупантов! Нам сейчас же надо уехать из села, неизвестно, что они еще задумают, могут и «зачистку» организовать. В Бачи-Юрт мы не сможем проехать по прямому пути. Надо вернуться в районный центр Курчалой, а там посмотрим. Надо поторопиться, пока они не пришли в себя. 
Он начал собираться. Мой родственник попросил его остаться дома, если он едет из-за нас. 
- Нет, мне очень повезло, что вы заехали ко мне, я сейчас же должен покинуть село. 
Мы возвращались в село Курчалой, улицы, которого вызвали у меня отвращение из-за мусора и свободно прогуливающихся жирных оккупантов.
(продолжение следует)
Мусост АЛДАМОВ – независимый журналист, 2003 год

Нет комментариев на "Магомед победит войну! 13"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.