Магомед победит войну! 11

Ноябрь 21, 2016

  
(Дневник чеченского воина)
Глава 11
Мне показалось, что в разговорах людей, при обсуждении ситуации в Чечне, несколько сместился акцент с оккупантов на Кадырова. Об этом я им и сказал, заметив при этом, что, вероятно, оккупанты этого и добивались.

- Надо признать, - говорит Магомед, - на первый взгляд, кажется, что оккупанты кое-чего добились. Но это не так. Оккупанты, понятно, пришли нас убивать. Они наши враги, об этом никто не спорить и с ними у нас бесспорный и понятный разговор – уничтожать врага, пока не покинет нашу землю. Но, когда Ахмад-Хьакха - оккупантская подстилка, понукаемая врагами, начинает воображать себя вершителем судьбы, якобы, своего народа, то каждый истинный представитель чеченского народа проникает к этому существу особым чувством ненависти. Ты же знаешь, что я противник упоминания его имени, вообще, где бы, то не было. Потому что, мы знаем, что он всего лишь марионетка, предатель, исполнитель воли своих хозяев-оккупантов. Он – ничтожество, которому позволено «от имени чеченцев» убивать чеченцев. Его полномочия ограничены этим. Когда враг занят латанием своих проколов, его замаранным именем и его руками исполняют самые гнусные замыслы, плюс к тому же цинично навязывает Кадырова в «президенты», прекрасно понимая, что народ его ненавидит, так же как и самих оккупантов, и когда эта мразь проявляет подобострастие идиота к позорной для любого чеченца роли, то трудно удержаться от проклятий в его адрес. В этой ситуации, в сознании людей, он - простая, смешная и мерзкая марионетка, перевоплотившаяся в одного из оккупантов, более ненавистная для народа. Если сказать образно, то он змея в крысиной компании оккупантов, голову которой каждый из нас желает размозжить. Когда люди проклинают эту мерзкую тварь, то это ни в коем случае не смещение акцентов или не смена врага – это радикализация ненависти народа ко всем без исключения врагам свободы нации. Это признак того, что народ созрел для свободы и не будет больше либеральничать ни с кем в ущерб своей свободе. К этому рано или поздно мы должны были прийти. Посмотри, пролистай историю нашей борьбы, - сколько ошибок допущено нами? Почему мы не знаем имена предателей двух, трех и четырехсотлетнего периода нашей борьбы? О них стоило забыть, если бы народ добился своей свободы. Но этого нельзя делать, когда борьба народа продолжается. 
Предателей надо знать, как и героев, чтобы их потомкам было стыдно за своих предков. Широкой публике известны только те, кто совершил тягчайшие преступления против народа в новейшей истории его борьбы за независимость. Это такие, как Завгаев, Хаджиев, Автурханов, Бугаев, Гантемиров, Кафыров и прочие. Почему они не были наказаны? Или, кто наказал командиров-предателей первой войны? Никто! Ведь каждый командир знал, что Ямадаев Сулим, вел переговоры о сдаче врагам еще 1996 году, но не успел, август опередил его. Оказывается, все знали, что свинья Кафыров - сотрудник ФСБ, но почему-то он всех устраивал. Или, скажем, парламент. Да там же, в большинстве своем, собрался сброд КГБешного отродья, не давали работать Президенту. А кабинет министров? Такая же картина. Кто в этом виноват? Конечно, мы, все, без исключения. А почему? Да потому что, мы, разинув рты, слушали проходимцев и зубоскалили, когда избранного нами Президента они поносили на чем свет стоит. Как будто, он прятал от нас волшебную палочку, с помощью которой был в состоянии осчастливить нас, но упорно не хотел, чтобы мы купались в богатстве, не утруждая себя посильным трудом. Я помню как из этого села люди ездили на поддержку митинга Радуева в Грозный, который обвинял Масхадова в том, что он пригласил Ельцина в Чечню для подписания документа предоставляющее свободу Чечне. Радуев кричал, что чеченцам не нужна свобода, если она дается Масхадовым и Россией и, что он отрубит голову Ельцину, если тот посмеет приехать в Чечню. Кто Радуев: - герой или враг? 
Кто не помнит позорное «судилище» восьмерых бригадных генералов против Президента? Кто стоял за этим, и чего они добивались? Их умело заставляли пилить сук, на котором они сами же сидели. Знали ли они об этом? Уверен, что они и не догадывались, что готовят почву для новой войны, чтобы расчистить путь России от легитимности чеченской власти. Начни Президент войну против них, мы бы ему не простили, обвинили бы в кровопролитии. Народ, по простоте своей души, был доверчивым, и подавляющее большинство наших людей поддавались психологической обработке спецслужб врагов, в том числе и именитые командиры. 
Поход в Дагестан был одним из многих капканов, расставленных врагом на наших народных героев с расчетом на их наивность, в который они угодили самым глупым образом. Государственный интерес должен быть защищаем так же, как собственная шкура, даже больше. Чем же дурак лучше врага, если его вред государству значительно больше? Сейчас с народом такие шутки не пройдут. Самое большое достижение этой войны – это то, что народ, наконец-то, понял, что основная причина вековых неудач в борьбе за свою свободу – это прощение предателям разных мастей. 
Предатель должен быть также наказуем, как и оккупант. Его наказанию не должны препятствовать тейповые или иные защитные барьеры и это будет служить гарантом, что количество сознательно или бессознательно прислуживающих оккупантам подонков, станет меньше. Вот о чем сегодня говорит народ, отождествляя Ахьмад-Хьакха с оккупантами. 
- Магомед, я не понял, ты хочешь сказать, что перечисленные тобой командиры каким-то образом способствовали врагу? – спросил я Магомеда. 
- Да, череда безответственных ошибок, допущенных ими, стало оправданием для России в новой агрессии. Войну невозможно было избежать, она была запланирована. Но, не давать такого повода мы были обязаны. Враг, ловко используя наши ошибки, чуть было не добился, чтобы в наши души прокрались сомнения: «А не работают ли они на врагов?» Я в их преданности делу свободы чеченского народа никогда не сомневался. Было обидно, что любимцы народа так глупо дали себя использовать врагу, который действовал по принципу древних завоевателей: «Любимец народа не должен погибнуть от меча завоевателей. Прежде, его надо убить в сердцах тех, кого он защищает». При всем своем большом уважении к Шамилю Басаеву я считаю, что он допустил грубую ошибку, за нее ему надо держать ответ. И его признание в своей вине только возвысит его в моих глазах и в глазах всего народа. Он сегодня с нами, я часто бываю у него на фронте, учусь тонкостям боевой тактики. 
- Магомед, это твое мнение или где-то обсуждали эти вопросы? – спросил я. 
- Мы всегда обсуждаем свои ошибки на совещаниях, - говорит Магомед, - все сомнения снимаем. Весной упорно поползли слухи о том, что Хамзат Гелаев ведет какие-то переговоры с врагом о создании каких-то «миротворческих сил». Как назойливые мухи атаковали нас, командиров и Президента, сомнительные личности, утверждающие, что это свершившийся факт, что даже Президент созвал специальное совещание по этому вопросу. Оказалось, что Гелаев не имел об этом даже представления, но его имя пачкали типы, когда-то кружившиеся вокруг него, имеющие тесные контакты с вражескими спецслужбами. Все закончилось тем, что сам Хамзат, и мы выявили «друзей», работающих на врага. 
- Я не сомневаюсь, Магомед, в том, что мы победим и построим государство. Все вы знаете, мой скептицизм к нашему государству до начала войны. Иные даже меня причисляли к противникам свободы. Но это неправда, большего патриота, чем я еще надо искать. А дело заключалось в том, что я исходил из простой житейской логики. Я думал: «Если жуккарш больше чем сами пчелы, то что будет с сотами?» Я видел, кто занят строительством государства. Эти люди были бездельниками и проходимцами по жизни, не снискавшие к себе уважения даже в собственной семье, не говоря уж о селе. Как эти люди могли управлять государственными делами? Вот, к примеру, из этого села в больших хакимах ходили 4 человека. Мы же хорошо знали, кто они. Помните, когда я публично заявил одному из них: «Беден наш Президент, если он доверил тебе служебную машину, на которой ты катаешься», то, как он закричал? 
- Я никому не позволю ругать Президента! 
А знаете где он сейчас? - У Кафырова! Говорят, что также рьяно «защищает» и его, правда, в селе не показывается. Вероятно, боится. Вот сейчас он на своем месте! Ты сказал, Магомед, что из этого села ездили на митинг против Масхадова. Нет, не против Масхадова были они, а против тех бездарных хакимов, которые бессовестно и нагло разворовывали государство от его имени. Как они вели себя, забыли что ли? А есть сейчас, кто-нибудь из них в твоих отрядах? Можешь не отвечать, я знаю, что нет. Их мало волнует такие понятия, как Родина, Президент, народ. Насколько я слышал, все они «трудятся» у Кафырова. Вот сейчас, мы очистились от них. Я уверен, что и наша армия тоже очистилась от тех, кто позорил воина на каждом шагу. Сегодня любо дорого смотреть на наших воинов: скромные, серьезные, симпатичные. От них не услышишь кичливых слов, спокойно, без лишней возни уничтожают оккупантов и спокойно уходят. А погляди в телевизор, всех наших бывших жухаргов, сотрясающих воздух бравадой, сегодня можно увидеть в окружении Кафырова. Тьфу, смотреть на них противно! – сказал в сердцах старик. Он еще говорил, что эти подонки были виновны в послевоенном хаосе. Ходили обвешанные оружием, жалуясь, что Президент бросил их, вчерашних «защитников Родины». Совершали грабежи и убийства, примкнувшие к разным «религиозным» группировкам, под названием – «ваххабиты». Я понял, что старик очень хорошо разбирался в ситуации. Когда он начал рассказывать о своей поездке в «недоступный» кадыровский Центарой на траур знакомого, я спросил: 
- А ты не смог бы направить меня с каким-то поручением к своему знакомому, хочу увидеть все своими глазами? 
Но мой родственник, который приехал со мной, возразил, сказал, что этого не нужно делать, так как боялся, что я, не имеющий опыт поездок, могу попасть в какую-то переделку. Я не согласился с его аргументами и слегка кольнул его, сказав, что не он меня привез в Чечню, а приехал самостоятельно. В ответ он рассказал, что произошло на блок посту. Магомед посмеялся и говорит: 
- Пусть едет, я дам ему охрану из наших «милиционеров», у него достаточно опыта прошлогодних наших похождений. 
На том и решили, что завтра я еду в «логово» Кадырова. Родственник мой был не доволен и проворчал: 
- Тоже мне, журналист, приезжают и лезут на рожон. А потом за них отвечай! Сидели бы у себя дома, мы сами разобрались бы здесь. 
- Я не знаю, чего ты так боишься? Тебя я с собой не беру, можешь поехать домой, - нарочно сказал я, понимая, что он печется не о себе, - дальше я поеду сам. 
- Да посмотрите, как он издевается надо мной! – возмущенно говорит он. – Клянусь, у этих журналюг отсутствуют мозги, они не понимают, что здесь на каждом шагу смерть! 
Не будь ты моим родственником, я поругался бы и ушел. 
- Успокойся, - сказал я, - мне тоже хочется примазаться к вашей борьбе. Там всяким иностранцам и арабам даете это делать, а мне нельзя что ли? 
- Ну, это полный провал! - говорит родственник. - Наслушался там пропаганды, что мы успеваем и в Афганистан, и в Ирак и еще держим у себя несколько сотен арабов, которые за нас воюют. Скажи ему, Магомед, сколько у нас этих «наемников»? 
- Четыре араба на всю Чечню, - говорит Магомед, - была бы моя воля, я и их отправил бы домой, чтобы не дать малейшего повода для пропаганды России. Но эти ребята тут не причем. Они чистыми помыслами приехали нам помочь. Если послушаешь Ахьмад-Хьакха и оккупантов, то войну в Чечне ведут эти четыре человека. Мы так в шутку говорим, что Израиль и Америка у нас на крючке и в случае чего направим ультиматум с угрозой в адрес Шарона и Буша, что мы отправим четырех арабов из Чечни по два человека на Палестину и Ирак. 
- Из кавказских народов, кого больше всего в нашей армии? – спросил я Магомеда. 
- В армии - только ингуши. Но есть батальон, который непосредственно подчинен главнокомандующему, который состоит из представителей кавказских народов. Там представлены почти все народы Кавказа. Есть также представители народов Кавказа и в бригаде Шамиля Басаева. В частях подчиненных непосредственно министерству обороны много ингушей. 
Мы шутливо говорим, что приход ингушей в нашу армию связан с тем, что они поняли, что надо смириться со славой чеченцев. Чего бы они ни делали, все равно переплюнуть чеченцев им не удастся. После того, как убедились в этом, они присоединились к нам. И рассказываем им, как ингуши захватили Кремль: «Ингуши собрались и начали обсуждать:
- Как это можно терпеть – телевизор, радио, газеты и народы мира только и говорят о чеченцах – «чеченцы взорвали», «чеченцы напали», «чеченцы убили», «чеченцы захватили», «чеченцы в Афганистане», «чеченцы в Ираке». Они везде! О нас говорят, когда разговор заходит о беженцах. Срочно надо изменить ситуацию, мы заставим мир говорить о нас! – кричали ингуши. Решили сделать то, чему и чеченцы удивятся. Ингуши захватили Кремль вместе с Путиным и ждут, когда мир заговорит о мужественных ингушах. Диктор, передающий новости сообщает: 
- Сегодня, средь белого дня, чеченские террористы штурмом захватили Кремль вместе с Президентом России Путиным и нагло заявляют журналистам, что они ингуши!» 
Мы долго смеялись над «неудачей» ингушей. 
(продолжение следует)
Мусост АЛДАМОВ – независимый журналист, 2003 год

Нет комментариев на "Магомед победит войну! 11"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.