Магомед победит войну! 9

Ноябрь 19, 2016

(Дневник чеченского воина)

Глава 9
Я прошел в сад за домом, чтобы покурить. Чуть позже подошел и Магомед. Я знаю, что Магомед терпеть не может дым табака, слышал, как он строго запретил своим воинам курить. Но, несмотря на это, он будет стоять около меня, не показывая свое отношение к моей вредной привычке, – это его воспитание. Я бросил сигарету и спросил его о тенях в окнах соседних домов:
- Я заметил, как за нами наблюдают из окон соседних домов. Ты не боишься, что могут донести о твоем присутствии в селе? Тогда же, не дай Бог, могут блокировать
село десантом.

- Не беспокойся, не донесут. Это вам внушили враги. Я же тебе рассказывал, как ФСБ «стукачей» вербует, и как они работают на нас. Любое продвижение бронетехники или появление подозрительных лиц в окрестностях, мы узнаем сразу же. Как ты говоришь, «тени в окнах» - это обычное явление во всех населенных пунктах Чечни. Это защитная реакция людей на действия «эскадронов смерти», которые, появляясь в селах, или убивают, или похищают людей. Население организовалось и объединилось перед опасностью. Появление в селе машины с незнакомыми людьми настораживает всех, до единого человека. Пока не станет ясно, кто они и зачем приехали, их будут сопровождать тысячи глаз. Местная «милиция» состоит из моих бойцов и несет полную ответственность за обеспечение безопасности односельчан. Здесь же несколько раз происходили настоящие, боевые столкновения между «эскадронами смерти» и моими бойцами, то есть «милицией». В одном из таких столкновений были уничтожены до двух десятков сотрудников ГРУ, которые приехали убивать спящих людей. То же самое происходило и в других населенных пунктах. Когда-то «всесильные» эскадроны смерти сейчас не лезут так нагло, как раньше, в какое попало село, они везде получили по морде. Они убивают там, где нет согласия между людьми, и не организовались для самообороны. В одно время по приказу штаба мы на них организовывали ночные засады по дорогам, ведущим в населенные пункты. Мы, как бы, поменялись ролями – стали эскадронами смерти для них. Одномесячный итог широкомасштабной операции против «эскадронов смерти», под кодовым названием - «охота на шакалов», по данным штаба: 574 уничтоженных ГРУшников. У нас есть еще заготовки, ИншаллахI, мы скоро сведем на нет их действия.

Ну а, что касается блокирования нас в селе, теоретически, все возможно, - говорит Магомед, - хотя практически трудно это осуществить. Мы сейчас не те, что удирали с тобой год назад в соседнее село. Защиту этой местности я организовал таким образом, что, если даже и высадят десант, он окажется меж двух огней и будет уничтожен. Мы имеем большой опыт боя с десантниками. Мои бойцы участвовали во всех крупных операциях планируемых штабом. Пять мобильных групп по пять человек способны проникнуть в любую точку Чечни. Позавчера мы вернулись с Юго-Восточного фронта, где проводили довольно удачные операции совместно с войсками этого фронта. На этой неделе планируем операции на Юго-Западном фронте. Часто участвуем в боях на центральном фронте, где идут наиболее интенсивные боевые действия. Когда у меня спрашивают, к какому фронту я отношусь, то отвечаю: Мой фронт - Чечня.
Мы еще выполняем спецпоручения главнокомандующего. Как только поступит спецкоманда, я должен уничтожить Кафырова. Нам поручают самые опасные операции, где нужны ловкость, дерзость и сообразительность.
Любая из моих мобильных «пятерок» способна самостоятельно вести диверсионные, боевые действия без дополнительной помощи. Знание психологии и тактики противника, мобильность с использованием рельефа местности, неординарные тактические ходы дают нам большое преимущество в ходе столкновения.
Чтобы блокировать нас, враг должен провести крупномасштабную, боевую операцию с участием почти всех родов войск. На это нужно время, обученный, трезвый командный состав, согласованность действий командиров и подчиненных, чего, к нашему счастью, у них нет. Во-первых, мы максимум 2-3 дня проводим в одном месте, и пока они раскачаются, если даже получат информацию о нашем местонахождении, то подготовить что-то, напоминающую боевую операцию у них не бывает времени. Самое большее, что они могут организовать, это авиационный налет и артобстрел, эффективность которого, при их известной анекдотической меткости, равна нулю. 
Во-вторых, оккупационные генералы безвылазно прячутся и пьянствуют в Ханкальских укрытиях. Они не имеют представление о реальной военной ситуации в Чечне. Почему-то, бункеры, где они прячутся, окутаны маскировочными сетями, как будто наши войска имеют авиацию. Это наверное, чтобы население России лицезрело в каких опасных военных условиях, не щадя своих больших животов, несут ратное бремя в Чечне путинские
толстозадые генералы.
В-третьих, каждый из этих генералов мнит себя стратегом и об их согласованных действиях говорить не стоит. А подчиненные, которые должны исполнять их команды, не те бесправные солдаты, плача идущие под пули, а контрактники-отморозки, которые приехали не «за Путина» умирать, а грабить население. Их стихия - «зачистки с грабежом» тихого населенного пункта, где поблизости нет чеченских бойцов. Да и сами российские командиры остерегаются своего «воинства». Это не армия, а банда, вооруженная современным оружием. Вот, к примеру, весной этого года в район нашей дислокации нанесли артиллерийский и бомбовый удары. Затем «вертушками» «обкатали» местность. Никто из моих бойцов, правда, не пострадал. Было понятно, что нас обнаружили, и это есть элементы спланированной операции противника и скоро сюда подойдет пехота врага. Бойцы чеченской армии обычно покидают место обстрела, об этом знают и оккупанты. Но я решил изменить тактику. Быстро обсудили план, и каждый боец знал, что делать, действуя по вариантам складывающейся обстановки. Мы быстро сосредоточились по периферии места обстрела и замаскировались. Примерно, через четыре часа заметили три отряда оккупантов, приближающиеся с трех сторон, к еще дымящему от бомбового удара участку. Все знали, что ни в коем случае нельзя стрелять без команды, если они нас до этого не обнаружат. Я догадывался, что русские пойдут посмотреть на результат артобстрела и бомбежки.
Мы их пропустили до участка, куда были нанесены удары, где все три отряда встретились. Надо иметь железные нервы, чтобы не нажать на курок, когда видишь в 5-6 метрах от себя своего заклятого врага. Но, ребята выдержали. Враги, уверенные в том, что наших бойцов в поблизости нет, вели себя так беспечно, что устроили шумный привал. То, что было дальше трудно назвать боем. Это было жестокое уничтожение. Мы расстреливали их почти в упор. Парализованные страхом они не понимали что происходит, откуда мы ведем огонь. Забыв о своем оружии и не пытаясь сопротивляться, они бегали по кругу и падали, сраженные пулями. Честное слово, когда прошел азарт боя, я не почувствовал в душе ликования. Это было слишком жестоко! Я глубоко вздохнул, пытаясь избавиться от нахлынувшей грусти, как мой взгляд поймал молодое надломленное деревце чинары, пробитое пулей. «Нет, - сказал я себе громко, - это не мы в брянских лесах, а они были в лесу моей родной Чечни!» Ребята, услышав мой монолог, засмеялись.
«Что-то командир наш о брянских лесах заговорил, не уж то задумал на Брянщину податься?» - шутят они. 
А неугомонный «тринадцатый», прозванный такой кличкой за упорство в споре, говорит:
- Вообще-то, это интересно, командир! Сейчас же модно: - кто в Грузию, кто в Ингушетию, а мы махнем на Брянск! Я согласен!
- Это осенняя мода, подождем до осени», - сказал я, чувствуя, как улучшается настроение от беззаботных шуток ребят. 
83 трупа насчитали мы на этом небольшом участке. Правда, как мне доложили ребята, по их мнению, среди убитых нет человека, который по возрасту мог быть солдатом срочной службы. Они все были наемниками. Документов мы у них, естественно, не обнаружили, забрали нашейные жетоны с номерами, чтобы представить штабу. Главной нашей задачей было забрать трофейное оружие и отвезти его в надежное место. Если бы ты видел, какое современное оружие и спецсредства мы у них обнаружили. Современные винтовки с оптическими прицелами, «винторезы», оптические приборы ночного видения, многоразовые огнеметы и т.п.
В штабе не могли поверить, что мы без единой потери среди бойцов, провели четыре довольно крупных операций. Мне было не по себе, когда Главнокомандующий вооруженными силами Ичкерии Аслан Масхадов, на совещании обратил внимание именитых командиров на мою тактику ведения боя. Он отметил, что в моих действиях против врага есть три элемента, которые не хватают даже опытным командирам. Это гибкая нетрадиционная тактика, хладнокровие и дерзость. Командиры переглянулись между собой, изображая на лицах гримасу удивления. Большинство из них еще не были знакомы со мной, хотя я их знал в лицо, видел по телевизору до войны. Это была одна из моих первых встреч с командирами
фронтов и направлений. Мне было неловко, я стеснялся поднять глаза. И один из них говорит: 
- Делахьа к1ант, ма во вуьссикха хьо х1окху тхан къежбеллачу кортош т1е. Тхайл даккхий т1емлой дуьненчохь хуьлийла а дац бохуш дIатарделла Iаш ма дара тхо. Аслан, суна-м кIордийна хIара гIуллакх, итт шарахь Бойсхара сий лардеш ву бохуш ведда лили со, хIинца къанвеллачу хенахь хIокхо дийриг де боху ахь, мичахь карий хьуна хIара шоллагIваьлла Бойсхар?»
Все рассмеялись. Я смотрел на говорящего, худощавого и небольшого роста с короткой бородой командира и старался понять смысл шутки. Он на меня смотрел доброй улыбкой. Хотя тяжелые военные годы несколько изменило его лицо, но я узнал в нем Магомеда из Беноя, министра обороны, которого часто видел по телевизору до войны.
- Мохьмад, хьо сих малохьа, б1ешарахь волуш махуьлу Бойсахарх терниг а, замана хIума маду иза», - улыбается Аслан.
- Со-м дера Iадда а Iийра ма вара, Шемална муха хетар ду те хIара аьлла бахара ас-м. Цхьа бIаьрг лазийчахьана, ша хилла ваьлла кху бIешеран Бойсахар ву бохуш Iаш ма ву иза? ХIара дIахазахь, белахь а, бацахь а беноша шена дуьхьал лелош пал ма бу и аьлла, суна дегбаам бийра ма бу цо, - смеется Магомед.
- Цхьа хIума дей вай, Мохьмад? Тiом чекхбаьлча хIакхаьршанна тIехь йисана меженаш ягар а йина, кIеззиг меженаш йиссанарг Бойсахар кхайкхор вай. Шу реза дуй? - спрашивает Докка Умаров, командующий Юго-Западным фронтом. Это вызвало дружный смех. Потом Докка, обращаясь к Магомеду, говорит: 
- Магомед, бери пример, видишь, какого командира я воспитал, - и указывает на меня.
- Слушай новоявленный Бойсхар, скажи, только честно, - говорит Магомед, обращаясь ко мне, - ты знаешь этого человека? - и указывает на Докку.
- Что это за беноевские вопросы ты задаешь, Магомед, как он может не знать меня, если он мой родственник и воспитанник? - опережает меня Докка и смеется. 
А обращаясь ко мне говорит: 
- Ну, скажи ему, что это так!
- Да, он мой родственник и я его знаю…, - сказал я. 
- Ну, убедился? Учись у моего ученика азбуке боя! - смеется Докка. 
- Хотя мы и родственники, но ты не взял меня в свой отряд, сказав, что я еще ребенок, - ответил я Докке.
- Тоже мне - воспитатель! – ухмыляется Магомед Беноевский.
- Ну, ты, родственник, ну и колючий же ты. Сам подумай, если бы я взял тебя в свой отряд, то какого командира потеряла бы Чечня? В моих войсках, что ни боец - сам генерал, и ты бы затерялся в этом избытке военных талантов. Поэтому я специально от тебя отказался, чтобы дать тебе расти самостоятельно, как таланту. Ты не упрекать меня должен, а благодарить, - заключил Докка.
- Ну да, конечно, ты же у нас Докка-прорицатель, чуть ли не из Девкар-Эвла, - с шутливой иронией заметил Магомед Беноевский. 
Трудно было не заметить, как Магомед горд, что он является одним из тех, кто сегодня ведет войну против оккупантов. Особенно он рад тому, что стал в один ряд с нашими знаменитыми воинами-командирами. Он не кичился этим. Он этим искренне гордился.
Уже вечерело. Магомед виновато спросил, не надоело ли мне его разговор, и предложил вернуться в дом, где, возможно, заждались нас его отец с гостем.
(продолжение следует)

Мусост АЛДАМОВ – независимый журналист, 2003 год

Нет комментариев на "Магомед победит войну! 9"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.