Об историческом Мехк - Кхел. (Справка для дилетантов)

Октябрь 26, 2016

Bildergebnis für дилетантов

Сегодня главная угроза, перед которым стоит чеченский народ, это слом остатков сложившегося тысячелетиями его мировоззрения. Ломают его извечные ценности, что мерилом всего и вся есть человек: его свобода, достоинство.


Как это происходит сегодня - чече
нскому народу навязывается (через навязанную войной «элиту», а точнее, касту «избранных») чужеродная идеология, моральные ценности, которые в корне противоречат менталитету природного чеченца, к сожалению, есть среди нас и не «природные», и как раз через них она и проводится.
Эти вещи удобно объяснять на академическом уровне, но мои оппоненты не владеют этим аппаратом, и потому я испытываю определенный дискомфорт в донесении до читателя своей точки зрения на их "Мехк – Кхел".

1) Мехк – Кхел, это продукт чеченского мировоззрения, сложившегося в течение его многотысячелетного исторического опыта.
2) Мехк – Кхел не был выборным органом, тем более, через систему «анонимного выдвижения».
3) У чеченского общества не было самого понятия власти в нынешнем его толковании «мехкхеловцами».
4) Власть, а точнее, управление в чеченских обществах (каждое село было независимым ни от кого обществом) осуществлялась через моральный авторитет и личные качества человека, а не принуждением силой. 

Вот краткий перечень, присущих чеченскому обществу признаков, во время функционирования Мехк – Кхел. Для пущей убедительности проиллюстрирую свою точку зрения исторической справкой:

- «Движение наше на Кавказ, во второй половине XVI столетия, застает гребенских казаков там уже поселенными на правой стороне Терека, в соседстве, с южной стороны с чеченцами, а с западной — с черкесами. При том положении, в каком они находились там в царствование Иоанна Грозного и после в продолжении столетий, видно, что они жили с своими соседями мирно.
Несмотря на то, что у казаков было не более пяти городков, они были обеспечены в своей безопасности тем, что многочисленное чеченское племя, занимавшее пространство от верхнего Терека до Андийского Койсу, находилось на самой низкой степени развития и, по отсутствию в среде его князей и других предводителей, раздроблялось на самые мелкие, независимые одна от другой общины и вовсе не было воинственно…».
Г. Абрамов. «Несколько исторических сведений о гребенских и терских казаках» Военный сборник, 1877, № 6

P.S. Не «воинственность чеченцев» у империалиста Абрамова и было чеченским мировоззрением (свобода, достоинство человека), так как, гонимые казаки нуждались в их покровительстве, а не изгнании из приналежащей им земле. Остатки этого мировоззрения мы встречаем и у Ермолова:

Даже наши солдаты бегут именно в Чечню. Их привлекает туда совершенное равноправие и равенство чеченцев, не признающих в своей среде никакой власти. 
Эти разбойники принимают наших солдат с распростертыми объятиями! Так что Чечню можно назвать гнездом всех разбойников и притоном наших беглых солдат. 
Я этим мошенникам предъявлял ультиматум: выдать беглых солдат или мщение будет ужасным. Нет, не выдали ни одного солдата! 
Генерал А. Ермолов

Сулим Юнусов

Один комментарий на "Об историческом Мехк - Кхел. (Справка для дилетантов)"

  1. Сулим
    Сулим on 27-10-’16 13:28

    Леч Аьлтмар, хорошая постановка вопроса. Попробую ответить на него. Со времен своего общинного проживания чеченцы пережили четыре коренные преломления своего сознания:
    Имамат – Колонизация – Советизация (+Депортация) – повторная Колонизация через 2 войны.
    А теперь посмотри, как поменялись в течение одного поколения жизненные ценности и ориентиры чеченцев.
    Какие бы ты «выдвижения» не делал в новом поколении, в их основе будет лежать ценности, приобретенные в результате «колониального прогресса»:

    - Переходя затем к самому предмету изучения—к живому народу, населяющему горы и плоскости северо-восточного Кавказа, мы должны отметить тот несомненный факт, что в течение истекшего двадцатитрехлетия нравственная физиономия его во многом изменилась самым коренным образом…
    Шестидесятые годы—время моих первых наблюдений над чеченцами—составляют начало того нового пути, по которому направилась жизнь этого племени после выхода его из – под власти Шамиля и подпадения под нашу власть. Положим, религия племени и его коренные обычаи за приведенный период времени не подверглись изменениям; если судить поверхностно, то можно сделать заключение, что ничего не изменилось и во всех других отношениях. А между тем, какое неизмеримое различие между чеченцем шестидесятых годов! Чеченец девятидесятых годов не так и мыслит, и чувствует, как его отец – представитель прежнего поколения, он не того хочет и не к тому стремится. Отцу нужны были чурек с куском овечьего сыра, да полутемная комнатка с земляным полом и шерстяною полостью, да черкеска из грубого домашнего сукна, да оружие и конь для драк и набегов, да шум аульных собраний, на которых он выказывал свои диалектические способности… Но сын его озабочен мыслью, чтобы в светлом жилище его были, если не стулья и столы (что тоже не редкость), то xopoшиe ковры, тюфяки и подушки в шелковых наволочках, чтобы к столу баранина и другие вкусные снеди подавались почаще, чтобы под черкеской были белье и шелковый бешмет. Он, как и отец его, любить коня и оружие, но конем, при случае, готов и поступиться, потому что часто не имеет в нем надобности, а оружие ему нужно в драгоценной оправе из позолоченного серебра. Нуждаясь для всего этого в средствах и лишенный возможности добывать их отцовским способом, т. е. грабежом, он вынужден прибегать к другим источникам дохода: сеять и продавать хлеб, косить сено, разводить овец, вообще, заниматься сельским хозяйством, а то и торговлею, или разными спекуляциями, или службою. Для подобного рода деятельности нужны уже не шашка и пистолет—орудия отца, а плуг, серп, коса, топор, пара хороших волов, аршин, бумага с пером и чернилами, нужны и другие привычки, другие взгляды на вещи… Уменье гарцовать на коне является уже орудием показать себя перед начальством, а иногда, пожалуй, и службу сослужить ему; диалектические способности применяются уже больше в правительственных учреждениях, на суде, у нотapиyca, или в лавочке с красным товаром. Во всем этом, а также и в общественно-политических условиях жизни племени и кроются причины, почему теперешний чеченец далеко не похож на чеченца шестидесятых годов.
    Н. Семенов. Туземцы северо – восточного Кавказа.

    - Твой образ жизни конструируешь не ты, в своей независимой Самости, а папа – колонист.

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.